Что такое смерть

Понятные доводы в пользу существования духовного мира

Загробная жизнь, жизнь бессмертия и нетления — факт, а не теория или предположение.

Проблема бессмертия и загробной жизни не спекулятивная, философская или богословская, но жизненная проблема каждого смертного человека. От правильного или ложного решения этой проблемы зависит вечная участь человека. Поэтому, если мы верим в загробную жизнь, мы должны знать: почему мы верим? а если отрицаем загробную жизнь, то — на каком основании?
  
Всякий разумный человек, сомневающийся в существовании загробной жизни должен разумно ответить хотя бы на следующие вопросы:
 
Если нет ни бессмертия души, ни загробной жизни, то почему Бог одарил человека такими изумительными способностями?

Возьмем, для примера, его умственную способность, дар глубоко мыслить, здраво рассуждать, предусматривать, предвидеть, сравнивать, сопоставлять, умозаключать...

Не менее поразительным даром, которым обладает только человек и никто другой, является членораздельная речь человека. «Поистине, что-то божественное составляет речь человеческая, и только повседневное пользование ею не позволяет нам замечать, что она — величайшее в мире чудо!» — сказал А. Нимейер. И трудно не согласиться с этим очевидным фактом, особенно, если добавить еще то, что способность выражать свои мысли человек применяет не только устно, но и письменно, мимикой, жестами и разными знаками, создавая литературу и увековечивая себя разными видами науки и искусства.

Воля человека также является удивительным даром Божиим. Подумайте только об этой нашей исключительной способности предпринимать решения, ставить себе те или иные цели, соответственные нашим чувствам и желаниям и неуклонно добиваться этих целей на протяжении тех или иных сроков и даже всей земной жизни. Это ли не способность, данная человеку свыше?
   
Дарвин признал, что свободная воля человека остается тайной, которой не разгадали еще натуралисты. Свобода и право выбора составляют неотъемлемую характеристику всякого человека. На принципе свободной воли зиждется вся жизнь человека и вся моральная его природа. Это то, что отличает человека от животного, от всех земных тварей.
  
Неудивительно, что материалисты яростно отрицают свободную волю в человеке, а вместе с нею и всю его ответственность за свои деяния, доказывая, что человек есть то, что он есть и не может быть привлечен к ответственности за то, что он есть то, чем он по природе является. Они говорят: не станете же вы судить павлина за то, что он павлин или дельфина за то, что он дельфин? Так и человека, который является только более высшей формой развития животной жизни, нельзя привлекать к ответственности за то, что он человек.
  
Но, как бы не рассматривали человека ученые натуралисты, человек, как моральное существо, необъясним никакими человеческими теориями и софизмами. Никакие ученые, отрицающие Божественное откровение, никогда не смогут объяснить таких феноменов в человеке, как его самосознание или сознание своего собственного бытия, врожденное чувство стыда и моральной ответственности, сознание права на свою личную свободную волю и сознание воли Высшей, Божественной воли Создателя. Отрицать наличие всего этого в человеке, значит превращать его в бессмысленную и бессловесную тварь, лишать его земную жизнь главной основы, цели и смысла.
  
А человеческая совесть?
  
Откуда эта врожденная способность различать добро и зло, внутренняя оценка наших поступков и поведения, наша моральная ответственность за каждое слово, за каждый предосудительный жест, приступ гнева или вспышку раздражения, злодеяние или преступление?
  
Эта моральная природа человека имеет свой внутренний голос, с помощью которого удостоверяет нас в одержанной нами внутренней моральной победе или в потерпевшем поражении.
  
Часто совесть связана с адскими угрызениями, отсутствием аппетита, бессонными ночами, сумасшествием и даже самоубийством. Этот «верховный трибунал», беспрерывно заседающий в тайниках души человека, часто усаживал на скамью подсудимых даже тех «порядочных и всеми уважаемых людей», которых никто и никогда не посмел бы заподозрить в совершенном ими злодеянии, если бы не их сердечная исповедь пред правосудием. Мировая классическая литература богата примерами, подтверждающими эту истину.
  
Кто дал моей совести право властвовать надо мною, контролировать мои намерения, решения и поступки, ограничивать мои желания и поведение, допрашивать меня, судить и выносить мне беспощадный и безапелляционный вердикт? Кто же иной, как не «Судия всей земли»?
  
Совесть человека должна рассматриваться, как моральный закон, как сознание своего долга, достоинства, ответственности. Совесть предупреждает нас, осуждает и наказывает и все это делает против нашей воли и желания, наперекор нашему разуму и вопреки мнениям окружающих нас близких и родных.
  
Самое наличие совести в человеке говорит уже о какой-то «Высшей инстанции», назначившей совесть и поставившей перед нею высокие цели, которые мы не можем иногда назвать «нашими целями». Правду сказал некто: «Ухо дано нам для слуха, глаз — для зрения, а совесть — для надзора». Самые отъявленные безбожники и атеисты не свободны от этого «странного чувства» и нежелательного для них контроля.
  
Совесть делала людей аскетами, мучениками, героями, святыми, а люди, лишавшиеся этого внутреннего светоча, почти всегда опускались в омут греха, пороков и беззакония, становились нечестивцами, ворами, преступниками и злодеями.
  
Самый сильный аргумент в защиту бессмертия души и загробной жизни — совесть, — моральная природа человека. Не важно, какие совесть прошла процессы, не важно даже воспитана ли она или она не воспитана, важно уже то, что она есть. Важно, что даже атеисты чувствуют в себе этот «Голос Божий», хотя и отрицают Самого Бога.
  
Интересно, что Эммануил Кант в своей книге «Критика чистого разума» отрицает возможность доказать существование Бога онтологическим путем, (путем умозаключений, недоступных нашим чувствам и опыту). Но в своей очередной книге «Критика практического разума», которую он писал девять лет, Кант доказал существование Бога, ссылаясь только на совесть и на имеющиеся в человеке чувство долга и морального обязательства. «Мы чувствуем себя подотчетными, кратковременными и бессмертными. Все это указывает на очевидный сам по себе факт Божьей справедливости, с чем соглашается все наше существо и что охотно признается нашим практически-моральным мышлением. Этот моральный идеал в человеке — необходим и полезен, хотя и не имеет для себя научного доказательства», — говорит Кант.
  
Совесть тесно связана с нашей верой или неверием. Нет такой сознательной и живой веры в Бога, которая не зарождалась бы в нашей совести — Дух Святой, который пришел на землю, что бы «обличить мир о грехе», обличает людей через Слово Божие и совесть слушающих его. Как написано: «Они же, услышавши то, и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим...» (Иоан. 8-я глава). Только человек с пробужденной совестью приходит к сознанию Божьей к нему близости и к должному благоговейному отношению к Богу.
  
Напротив, только человек бессовестный, имеющий уснувшую совесть, порочную, сожженную, способен сквернословить, святотатствовать, кощунствовать, богохульствовать и усматривать в таком своем бесстыдном поведении «свободомыслие» или геройство. Иногда те, кто думают, что их взгляды стали более широкими и более современными, не знают и не замечают того, что в действительности совесть их огрубела и стала более беспринципной.
  
Наука отводит много места вопросу нашего человеческого происхождения, забывая о том, что наше прошлое не определяет нашего будущего. Наше происхождение, пусть даже от свиньи или стервятника, не лишает нас той моральной натуры, какую мы сейчас имеем и не дает нам права отказаться от нашей совести. Из этого уже, кем мы являемся в настоящее время, логически вытекает, что бессмертие и загробная жизнь существуют.
  
Кроме совести человек одарен еще сознательными и подсознательными чувствами. Одним из таких чувств является интуиция или предчувствие.
  
Кто из нас не обязан этому чувству своим избавлением от тех или иных бед или не приписывал ему того или иного случайного успеха или знакомства? Апостол Павел, на пути в Рим, высказал свое предчувствие капитану корабля: «Я вижу, что плавание будет с затруднениями и большим вредом не только для корабля и груза, но и для нашей жизни» (Д. А. 27-я глава). Предчувствие апостола в точности оправдалось.
  
Иногда предчувствие побуждает человека, с какой-то необъяснимой уверенностью, перейти или пересесть на другое место, когда туда что-то должно свалиться или должен произойти взрыв. Внутреннее предчувствие человека часто заставляло его не ехать «этим» поездом, не лететь «этим» аэропланом, не прятаться от бомбардировки в «общем убежище», которое превращалось иногда в общую могилу. Все это нельзя объяснить разумом, потому что оно выше нашего разума. Это чувство можно отнести к бесконечному числу явлений и вещей, превышающих наше ограниченное разумение.

Воображение — также богатейший, исключительный дар, которым способен пользоваться только человек. Это мысленное представление или воспроизведение в уме и фантазии человека разных предметов, образов и событий, граничит с чем-то сверхъестественным. Оратор, пользующийся воображением слушателей, может перенести их внимание на любую точку земного шара. Мальчик с игрушечным ружьем способен чувствовать себя солдатом. Старик, вспомнивший картинку из своего детства, все еще может видеть себя шалуном и забиякой. Микель Анджело в большой глыбе мрамора видит изваяние величественного ангела. Строитель, прокладывающий железную дорогу через незаселенные еще земные просторы, видит цветущие деревни, вокзалы и шумные города.   
  
Откуда такая способность у человека?
  
Вещие сны и связанные с ними откровения также могут быть отнесены к чрезвычайным способностям человека, хотя и совершаются они в области его подсознания.
  
Вспомним об исполнившихся в точности вещих снах Иосифа: о звездах и луне, о хлебодаре, о семи коровах тучных и тощих и др. Вспомним, о мудрецах, пришедших с востока, чтобы поклониться родившемуся Младенцу Христу, как они, «получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою...» (Мф. 2-я глава).
  
Вспомним еще о сне президента Авраама Линкольна. Ровно за сутки до покушения на него и зверского убийства, Линкольн видел во сне чрезвычайно большую похоронную процессию. Очутившись в толпе и наблюдая за слезами, вздохами и скорбью, окружавших его людей, Линкольн спросил у своего ближнего соседа:
  
«Кого хоронят?»
  
И получил едва слышный ответ:
  
«Авраама Линкольна!»
  
Утром за завтраком, Линкольн рассказал свой сон жене, а ночью того же дня был убит. Что вы скажете на это? Можно было бы привести целый ряд других поразительных примеров вещего сновидения, но мы ограничимся уже приведенными. Тем более, что каждый из нас убедился в существовании вещих снов на своем личном опыте.
  
Упомянем еще о прорицании и ясновидении.
  
Тут необходимы некоторые оговорки. Ни для кого не секрет, что большинство так называемых профессиональных предсказателей, ясновидящих, гадателей и колдунов — только обманщики, плуты и шарлатаны. Но при всем том, нельзя отрицать, что на свете есть и те, кто одарен этой поразительной способностью. Священное Писание, — враг всякого суеверия, — упоминает о многих «провидцах», «прозорливцах» и «пророках», предрекавших и предсказывавших грядущие события за несколько сот лет вперед. Они делали это «будучи движимы Духом Святым».
  
Наряду с этими провидцами Божьими, мы встречаем в Библии и таких, которые свою прорицательную способность переняли от сатаны. Примером этому может служить в данном случае служанка, которую апостол Павел встретил в Филиппах. Она, сказано, «будучи одержима духом прорицательным, чрез прорицание доставляла большой доход господам своим» (Д. Ап. 16-я глава).
  
Мы видим, что есть прозорливость настоящая и поддельная, как и чудеса — истинные и ложные. Важно одно, — установить самый факт, что такая способность у человека налицо, и этот факт действительно установлен. Теперь скажите, пожалуйста, от какого гиббона или от какой мартышки человек унаследовал все эти чудесные дарования?
  
Жажда вечной жизни
  
Жажда бессмертия также должна быть отнесена к основным запросам нашей души, удовлетворение которых возможно в загробной жизни.
  
Мы уже говорили о способности человека жить будущим, жить упованием на Бога, жить верою в Его непреложные обетования вечной жизни. Здесь мы желали бы подчеркнуть тот факт, что способность жить будущим и жажда жить вечно — природные особенности нашей бессмертной души.
  
«Мы не живем, а только все время собираемся жить», — сказал Паскаль. «Я в мире не жилец, а вдаль стремящийся прохожий...» «Подобно тому, как мы проводим девять месяцев в утробе матери не для того, чтобы вечно оставаться там, но для того, чтобы появиться на свет уже способными воспринимать окружающую нас жизнь, так точно и в течение земной жизни, от младенчества до глубокой старости, мы только созреваем для новых родов, в мир нетления», — сказал мудрец.
  
Человек и не жаждал бы вечной жизни, если бы сам не был вечным существом. Бог создал человека бессмертным, но человек пал в грех и потерял свое бессмертие телесное, не перестав быть бессмертным духовно. Мы бессмертны, независимо от того — святые ли мы или жуткие грешники. Разница здесь в том только, что один наследует жизнь вечного блаженства, а другой — жизнь вечного осуждения.
  
Поразительно то, что человек жаждущий в глубине своей души непрекращающейся телесной жизни безрассудно пытается обрести ее без Бога. Он часто поглощен идеей продления своей земной жизни, хотя бы до столетнего возраста и тупо верит в возможную победу науки над физической смертью.
  
Человек хочет жить вечно? Христос готов уже сейчас удовлетворить это его бессмертное желание. Он говорит: «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день...» Мы, как блудные сыны и дочери, получили от Бога право возвратиться к Отцу через искупительную жертву Христа. Поэтому Христос и сказал: «Никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня...» Христос приглашает грешников: «Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые...»
  
Христос заверяет, что всякий кающийся грешник будет принят: «Приходящего ко Мне не изгоню вон...» Христос обещает всем Его последователям жизнь вечного блаженства: «И Я даю им жизнь вечную, н не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей: Отец Мой, который дал Мне их, больше всех, и никто не может похитить их из руки Отца Моего...» (Иоан. 6-я, 14-я и 17-я главы).
  
В существовании загробной жизни, мы удостоверяемся еще из следующих источников: из нашего личного опыта, из наблюдения над другими людьми, из того, что говорит об этом Библия и из того, что говорит об этом лично Христос. Рассмотрим один за другим эти источники.
  
Личный опыт
  
Теория без практики так же, как и вера без дел, мертва. Бог ожидает от нас, что мы не только будем знать о Божьей любви к нам, но будем чувствовать и испытывать ее в нашем сердце и в нашей жизни. Опыт — великая наука. Слово Божие говорит, что «от терпения происходит опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам...» (Рим. 5-я глава).

Христос не желал, чтобы Его последователи удовлетворялись слепой верой в то, что Он говорит и чему учит. Он предлагает каждому желающему следовать за Ним убедиться на опыте в достоверности Его личности и учения. Он говорит: «Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня; кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю...» (Иоан. 7-я глава). «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня... и найдете покой душам вашим...» «Ищите прежде всего Царства Божия и правды Его, и все остальное приложится вам...»
  
Существование загробной жизни — несомненная духовная реальность для всех, кто на опыте убедился в другой духовной реальности, — в личном «возрождении свыше», кто имеет уверенность и радость спасения в Духе Святом, «Который свидетельствует его духу, что он чадо Божие». Поэтому, Христос говорит: «Должно вам родиться свыше...» Он также предупреждает, что человек невозрожденный не способен воспринимать духовные реальности: «Если кто не родится свыше, не может увидеть... не может войти в Царствие Божие...» (Иоан. 3-я глава). Подобно ученому Никодиму, человек стоит перед неразрешимым вопросом: «Как это может быть?» Он недоумевает и он не принимает свидетельства верующих людей, прошедших путем личного духовного опыта: «Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете.» Сам Христос не мог открыть людям больше, чем они способны были понять. Он видел, как трудно вводить в высшую математику ученика, который не усвоил еще элементарного правила сложения или вычитания. «Еще многое имеют сказать вам, но вы теперь не можете вместить. Когда же приидет Он, Дух Истины, то наставит вас на всякую истину... и будущее возвестит...» А теперь, «если Я сказал вам о земном, и вы не верите, — как поверите, если буду говорить вам о небесном?»
  
Наша опытность может быть отнесена не только к нашей душе, но и к нашему разуму. К сожалению, разум склонен ограничиться только знаниями.
  
На личном опыте мы убеждаемся в том, что Бог вложил в нашу душу принцип СПРАВЕДЛИВОСТИ. Мы стараемся быть справедливыми к другим и сами ожидаем и даже требуем справедливого отношения других людей к себе. Мы осуждаем несправедливость во всех ее проявлениях и охотно соглашаемся и даже преклоняемся перед справедливостью. Когда несправедливое признают и считают справедливым, все наше существо возмущается и негодует. Видеть несправедливость и молчать о ней или внутренне соглашаться с нею способны только трусы и негодяи.
  
Наша совесть соглашается с наказанием и лишением свободы преступивших закон и огорчается, когда их оставляют на свободе. Мы не прочь, чтобы все злодеи были бы пойманы и привлечены к ответственности. Откуда в нас все это? Ни одна земная тварь не занимается и не интересуется подобными вопросами.
  
На личном опыте мы убеждаемся также в том, что Бог дал человеку чувство красоты, порядка, гармонии, стремление к возвышенным идеям и благородным целям, желание быть более чистыми, честными, добрыми и совершенными. Бог дал нам способность СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ, работать над своей личностью, поведением, характером, бороться с пороками, зная, что они разрушительны, и искать добра и добродетелей, ибо они созидательны.
  
На личном своем опыте мы так же убеждаемся, что порочная жизнь и жизнь счастливая, как огонь и вода, несовместимы. Возмездие за порок заключено уже в самом пороке. Поэтому Соломон говорит: «Можно поручиться, что порочный человек не останется ненаказанным...» (Пр. С. 11-я глава).
  
Напротив, святость, как целебный бальзам для души и тела. Если святость овладевает нашим сердцем и становится главенствующим законом нашей земной жизни, тогда загробная жизнь становится для нас очевидной и радостной реальностью.
  
Личный опыт убеждает нас и в том, что КАЖДАЯ ПОТРЕБНОСТЬ ПОЛУЧАЕТ СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ЕЙ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ.
  
Мы познаем с раннего детства, что физическая жажда восполняется водой; голод удовлетворяется пищей; холод возмещается теплом. Нечистота тела — неприятная, тягостная и опасная, легко устраняется мытьем. Нечистота души, осквернение совести, загрязнение чувств, ума и воображения, требует от нас внутреннего, духовного очищения — покаяния, избавления, освящения, перемены или возрождения сердца.
  
Есть свет, но есть также и тьма. Есть добро, но тут же рядом и зло. Есть в мире истина и ложь, радость и горе и т. д.
  
Не должны ли мы прийти к логическому выводу, что такие же антиподы, которые мы лично наблюдаем в мире физическом, должны быть и в мире духовном? Если мы видим, что есть начало плотское, значит есть и начало духовное; первое начало видимое, другое — невидимое. Если есть духовная смерть, значит должна быть и духовная жизнь? Если есть греховность, то должна быть и безгрешность? Если есть временное, должно быть и вечное? Если есть тление, то должно быть и нетление? Если есть жизнь земная, значит есть жизнь и загробная!
  
Личные наблюдения
  
Мы говорили о нашем личном опыте. Надо однако заметить, что опыт наш не представляет собою какого-то исключительного или весьма редкого явления. Напротив, наши переживания, чувствования и чаяния разделяет подавляющее большинство подобных нам, нормальных и здравомыслящих людей. Бытие Бога, бессмертие души и существование загробной жизни всегда были приемлемыми, желанными и реальными для всякого духовно прозревшего человека.
  
Ученые материалисты объясняют появление религии в людях только тем, что якобы наши предки находились под угрозой гибели от зверей, холода, голода, болезней и стихийных бедствий. Будучи примитивными людьми, они не способны были объяснить происходящих явлений природы и вынуждены были выдумывать всякие сверхъестественные причины... Но, спросим ученых: почему же сейчас, в культурный атомный век, когда наука и техника так далеко шагнули вперед и дали исчерпывающие объяснения всем явлениям природы, передовые люди, люди науки и великие мыслители продолжают верить в Бога и загробную жизнь?
  
Не находя на этот вопрос подходящего ответа, «ученые» обвиняют в этом современных религиозных «мракобесов», «обскурантов», «реакционеров» и других ярых «врагов науки, прогресса, культуры и просвещения...»
  
Такое объяснение вряд ли способно удовлетворить даже недалекого неграмотного человека. Те же из нас, кто стоит ближе к подлинной науке, культуре и просвещению, знают, что религия — дело сердца, а не головы. Поэтому, чем ученее человек, тем религиознее он может оказаться. Знание и святость могут идти вместе, а иногда вынуждены идти противоположными путями. Наука основывается на разуме, а религия и святость — на свободе совести. Наука говорит «что мы должны знать», а религия учит «как мы должны жить...» У Паскаля, прошедшего путем личного опыта и наблюдения, есть такое подразделение людей: «Сперва — обыкновенный уровень людей, потом — люди образованные, затем — философы, — удивление всех, и наконец, люди святые — удивление философов».
  
Из наблюдения мы убеждаемся в том, что атеисты могут быть людьми высокоразвитыми и широко осведомленными и, при всем том, оставаться полными духовными невеждами. Это свое духовное невежество и созданное на невежестве отрицание Бога, души и загробной жизни, атеисты пытаются обосновать на каких-то «научных доказательствах». В поисках этих доказательств, воинствующие безбожники требовали от академика И. П. Павлова дать им «научные» факты, подтверждающие то, что «Бога нет»...
  
Ученый ответил: «Не могу сказать вам, что Бога нет, потому что сам еще не уверен в этом». Павлов, всемирно известное светило науки, не уверен в существовании Бога и загробной жизни, хотя верил в них. Спрашивается: откуда же такая уверенность в том, что Бога нет, у безбожных антирелигиозных пропагандистов, козыряющих большими, но пустыми фразами: «наука доказала... открыла... учит... говорит»? Отвечая на этот вопрос, можно привести слова Д. И. Белинского: «Для низких натур ничего нет приятнее, как мстить за свое ничтожество, бросая грязью своих воззрений во все святое и великое!..»

Наблюдения открывают нам, что «проклятые» вопросы, которые задавали, задают и будут задавать себе люди, охватывают не только наше прошлое и настоящее, но и будущее: Откуда мы пришли? Кто мы и для чего мы здесь, на этой планете? Куда направляемся и что ждет нас после смерти?
  
Только человек способен ставить перед собою такие отдаленные и конечные вопросы, только он не соглашается с тем, что его земная жизнь такая же бессмысленная, как и жизнь любого животного.
  
Глубочайшая бездна абсурда, в которую может погрузиться человеческий разум — это отрицание цели и смысла для создания Вселенной и человека. Из ничего все само собою началось и ничем все само собою закончится, — заявляют представители этой бессмысленной теории.
  
Наблюдения полностью подтверждают ту истину, что все в мире имеет свой смысл, цель и назначение. Не может быть, чтобы наше появление на земле, наше пребывание на ней и уход из нее, были бы вдруг исключением из общего правила, не имели бы ни цели, ни смысла, ни назначения.
  
Безумцы смеются над теми, кто верит в чудо, верит в Бога, создавшего все для разумной и возвышенной цели. Но атеисты верят еще в большее чудо, когда проповедуют, что бессмысленная мертвая материя, создавшая себя из ничего, создала затем жизнь, свет, природу с ее законами; и создала все это ни для чего, без причины, без плана, без цели, без смысла и без будущности.
  
Безумцы потому безумцы, что не знают над чем и кем они смеются... Мы не намерены переубеждать безумцев и доказывать, что их отрицание Творца явное безумие, но мы желали бы помочь тем многим тысячам честных скептиков, которые хотели бы иметь некоторые основания для своего личного уверования в Бога.
  
Главная цель человека должна быть достойна человека. Жить для того чтобы «есть и пить», — эта цель может удовлетворить бессловесное и неразумное животное, но никак не человека. Земная жизнь человека не имеет более высокой цели, как войти и пребывать в сознательном непрерывном общении с Отцом Небесным. К этой главной цели надлежит человеку стремиться и во что бы то ни стало достичь ее, добиться, осуществить. Ибо нет в мире ничего более скучного и, вместе с тем, более трагичного, как влачить свое бесцельное земное существование, вести жизнь безрассудную, полную лишений, болезней и горя, жизнь унылую, пустую и никому не нужную и не знать: кому это нужно и для чего?
  
Кто-то сказал, что наша земная жизнь осмысливается сознательной и непоколебимой верой в жизнь загробную. Не верить в бессмертие — значит отрицать основы логики и разума, отвергать главную цель и смысл жизни и назначение человека, лишать все человечество изначальной его надежды и неиссякаемого в веках единственного источника утешения.
  
Отказать человеку в бессмертии, значит безграмотно отнестись ко всем известным и неизвестным нам естественным запросам и чаяниям его души. Человек так уж создан, чтобы сознавать свои моральные несовершенства и, осознав их, обращаться к Богу за помощью, каяться, освобождаться от них, освящаться и совершенствоваться; осознав себя плохим, возжелать стать другим, лучшим; разочароваться жизнью временной и пустить свои корни веры в жизнь вечную.
  
Отказать человеку в бессмертии значит сказать ему: «ешь и пей, ибо завтра умрешь»... Разрушая веру человека в загробную жизнь, безбожие и лженаука обрекают человека на такую, именно, «животную» жизнь. Поэтому, решая проблему нашего бессмертия, можно без малейшего риска и потери оставить науку и ученых, со всеми их творениями и теориями, в стороне. Если они не могут сказать нам ничего утвердительного в пользу существования загробной жизни, то еще меньше они вправе отрицать непреложные утверждения Божественного откровения. Если ученые не способны помочь укреплению нашей веры в загробную жизнь, то еще меньше они способны нашу веру поколебать.

Во всех попытках науки установить факт бессмертия человека, отбросив в сторону Священное Писание и многовековый опыт верующих, наука вынуждена будет полагаться только на выводы одного ограниченного человеческого ума, который, к сожалению, никогда не будет способен выбраться из заколдованного круга своих «научных гаданий».

То, что сокрыто для людей науки Бог может открывать таким людям, как Даниил, Иов и Моисей. «Сокрытое принадлежит Господу Богу нашему, а открытое нам», — говорит Моисей. (Втор. 29-я глава) — Если человек готов доверяться откровениям Божиим, никакая наука не может преградить ему путь к личной, живой вере в Бога и в загробную жизнь».
  
В этой главе, мы привели целый ряд фактов, доводов и соображений. Остается, в заключение, спросить себя:
  
«Неужели же человек со всеми его душевными, моральными, интеллектуальными, духовными и другими свойствами, способностями, талантами и запросами, на культивирование и развитие которых была затрачена вся его земная жизнь, исчезнет бесследно наравне со всеми низшими видами Божьего творения? Неужели все его труды, усилия и энергия были затрачены им впустую, безвозвратно и бесцельно? Неужели мы должны рассматривать все творчество премудрого Создателя, как творчество какого-то капризного ребенка, который строит свои карточные домики для того, чтобы одним взмахом руки разрушать их и в этом находить для себя нечто забавное и смешное? О, нет!».
  
Бог заранее открыл человеку верующему назначение его земной жизни и величие и славу жизни будущей, загробной, жизни бессмертия. Бог посвятил нас в тайну и смысл наших земных, временных страданий, которые для нас, верующих, заканчиваются вечным блаженством. Бог осмыслил даже нашу телесную смерть, поставив ее в конце нашего земного пути, чтобы мы имели время и возможности к ней приготовиться.
  
Один муж Божий, умирая, сказал окружающим его родственникам и друзьям следующее: «Итак, я ухожу от вас в потусторонний мир, в существовании которого я никогда не сомневался, всегда глубоко верил и желал его видеть. Пусть Бог простит мне, но я подхожу к моменту моей смерти и смотрю вперед с некоторым даже благоговейным любопытством... Я не могу сказать вам, что Небесная отчизна, куда я сейчас направляюсь, не известна мне, ибо Слово Божие многое говорит о ней, но — одно дело верить и читать в Библии, и совершенно другое — видеть, созерцать и убеждаться в точности всего написанного...»
  
Мыслимо ли, чтобы Бог допустил уничтожение того, кого Он беспредельно любит и кто любит своего Создателя и Спасителя взаимной любовью?
  
Если Бог, будучи существом бессмертным, не мог передать этого бессмертия такой разумной и свободной личности, какой является человек, то зачем было Богу создавать человека? Зачем наделять человека гениальностью, талантами и способностями, предъявлять к нему моральные требования и вменять в вину нарушение этих требований, если все заканчивается его могилой? Не так ли следовало тогда бы думать о Боге, как о каком-то ненормальном земном отце, который родил бы ребенка, возрастил его, воспитал, помог ему овладеть всеми науками и получить все научные степени и дипломы, довел до зрелого во всех отношениях состояния, а потом вдруг вырыл могилу и закопал его?

Божественная любовь и любовь родительская одинаковы в своих характерных проявлениях, так как та и другая направлены на добро, во благо и на счастье того, кого любят. Мы можем усомниться в любви родительской, но никак ни в любви нашего Небесного Отца. «Ибо так Бог возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим. 8-я глава).

Вот почему мы верим в существование загробной жизни!
  
«Любовь никогда не перестает», не прекращается.
  
Уже по одному этому любовь бессмертна, вечна! «Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына Божия имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни; Сие написал я вам, верующим во имя Сына Божия, дабы вы знали, что вы, веруя в Сына Божия, имеете жизнь вечную» — (1 послание ап. Иоанна).
  
А что если загробной жизни нет?
  
Вера в Бога, в бессмертие души и загробную жизнь кажется атеистам-безбожникам чем-то вроде намордника, который противоречит внутреннему складу их души и, конечно, препятствует их греховным планам, делам и наслаждениям... Они ведь не «вкусили и не убедились, как благ Господь» и не знают еще что «иго Его благо и бремя Его легко...»

Атеисты боятся проиграть, просчитаться. Они рассуждают так: «Христос обещает мне вечное блаженство на небесах и требует от меня, чтобы я ради этих наслаждений, которые ожидают меня на небесах, пожертвовал теми, которые я могу иметь на земле. А кто знает, может быть загробной жизни нет? Если я откажусь, живя на земле, от «временных греховных наслаждений», а там, вдруг, окажется, что и «вечного блаженства» нет, тогда я теряю и то и другое»...
  
Рассуждая так, атеист видит некое преимущество в своем отрицании бытия Божия и загробной жизни. Он силится заверить и убедить себя и других в том, что «Бога нет», хотя сам в этом вовсе не уверен, и вынужден жить верою не в Бога, а в «безбога»...
  
Не все атеисты, нужно сказать, — люди книжные, сведущие, ученые; и не все ученые — атеисты. Среди тех, кто называет себя атеистами есть несметное число отъявленных невежд, никогда не прочитавших ни одной книги, серьезно трактующей философские и религиозные вопросы. Некто сказал: «Есть три рода невежд: одни ничего не знают; другие очень плохо знают то, что нужно было бы хорошо знать; третьи — знают все, кроме того, что следовало бы знать...» Некоторые люди стали атеистами просто потому, что не доросли еще умственно до постановки пред собою главных проблем жизни. Некоторые из них слишком заняты накоплением материальных благ и поэтому не способны духовно мыслить. У некоторых из них нет даже мнимых «доказательств» того, что «Бога нет», но зато есть большое желание, чтобы Его не было, тогда было бы чем оправдать свою порочность, разнузданность, произвол и бессмысленность своей жизни. Какой же толк от невежества и атеизма? Ничего, кроме вреда!
  
На этом основании, мы утверждаем, что вера в Бога и загробную жизнь имеет бесценные и неисчислимые преимущества перед неверием во всех отношениях: «Благочестие на все полезно, имея обетования жизни настоящей и будущей» (1 Тим. 4-я глава).
  
Вера на все полезна, — а какой толк от неверия? Абсолютно никакого! Равно такая же польза и от скептицизма, вольнодумства и разного рода безбожия. Люди неверующие, но по своей природе искренние и честные, быстро убеждаются в том, что атеизм только разрушает веру в Бога, но взамен ничего, кроме тупого упрямства и отчаяния, не дает.

Мы вправе спросить каждого такого отрицателя: «Вот ты гордишься своим вольнодумством и хвалишься неверием, но осчастливило ли оно твою душу? Осмыслило ли оно твою жизнь? Подняло ли оно тебя на более высокий уровень нравственно и морально?
  
Вот Ты хвастаешься тем, что «освободился» от Бога, Библии, Церкви и от «мракобесия», а не знаешь, что вовсе от них не освободился, а только «заменил истину Божию, ложью...» (Рим. 1-я глава):
  
Ты говоришь: освободился от «религиозного дурмана»!
  
Но освободился ли ты от вины за грехи и злодеяния и от страшной ответственности твоей перед всевидящим Богом? Перестал ли ты думать о смерти и вечности? Избавился ли ты от внутреннего сознания неизбежной смерти, справедливого Божьего осуждения и гибели в озере огненном?
  
На все эти и подобные им вопросы у тебя может быть только один ответ: Нет! Нет! Нет! И еще миллион раз — нет!
  
Легко сказать: «Бога нет и я не верю в бессмертие души и существование загробной жизни!» Но, что представляет собою такая громкая декларация пред судом даже нашей человеческой логики и здравого смысла?
  
Если нет ни Бога, ни бессмертия души, ни загробной жизни, тогда вся Вселенная и окружающий нас мир — сплошная запутанность и неразбериха.
  
Если нет Бога, души и вечности, тогда величайший из всех мировых документов, сокровищница непревзойденных духовных идеалов. Священное Писание — самый грубый обман, неправда и заблуждение.
  
Если нет Бога, бессмертия души и загробной жизни, тогда многотысячная Всемирная история человечества — вопиющая несправедливость.
  
Если нет ни Бога, ни души, ни вечной жизни, тогда человек, как таковой — непостижимый феномен.
  
Если нет Бога, бессмертия души и загробной жизни, тогда наша личная земная жизнь со всеми ее успехами, неудачами, знаниями, страданиями тела и терзаниями души — неразгаданная тайна.
  
Если нет ни Бога, ни души, ни жизни нетления, тогда святейший и совершеннейший из всех сынов человеческих, Сын Божий, Спаситель мира, Христос Иисус был способен на ложь и обольщение.
  
Если нет Бога, души и вечности, тогда любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милость, вера кротость, воздержание, надежда и многие другие высокие добродетели — необъяснимые и ненужные вещи.
  
Если нет ни Бога, ни бессмертия души, ни загробной жизни, тогда совесть, мораль, нравственность, справедливость — злостная выдумка и непотребные ограничения.
  
Тогда воистину следует «ублажать мертвых, которые давно умерли» и завидовать каждому «кто еще не существовал, кто не видел злых дел, какие делаются под солнцем...» Тогда «все суета сует и томление духа...» Тогда полное разочарование во всем, абсолютная бессмысленность, безнадежность и отчаяние. Тогда полный и безвыходный тупик, к которому пришел пишущий эти строки, когда было ему всего 22 года. Он в ужасе остановился перед зияющей бездной атеистического отчаяния и жизненной бессмыслицы и всей своей разочарованной в жизни душой потянулся ко Христу, Спасителю погибших грешников; воззвал к Богу и был услышан, раскаялся перед Ним и был спасен.

Теперь, на закате своей земной жизни, оглядываясь на свой многолетний путь, я вижу во всем Его мудрое водительство, Отцовское милосердие, всепрощение и любовь. «Он избавил душу мою от смерти, очи мои — от слез и ноги мои — от преткновения. Буду ходить пред лицем Господним на земле живых» (Пс. 114-й).
  
Я радуюсь, что этот мой духовный опыт не является чем-то исключительным. Миллионы подобных мне верующих людей прошли тем же самым благословенным путем и на протяжении почти двухтысячелетней Церковной истории свидетельствовали о том, что лучше жить, служить и умереть с Христом, чем — с сатаной.
  
А что если загробная жизнь есть?
  
Однажды атеист спросил верующего сослуживца: «А что если в конце вашей жизни, после смерти, не окажется того рая о котором вы проповедуете?»
  
На вопрос атеиста верующий ответил следующим вопросом: «А что, если в конце земного пути, за гробом, окажется тот вечный ад, который вы, атеисты, отрицаете?»
  
— Я надеюсь, что этого никогда не случится! — сказал атеист.
  
—  Вы надеетесь? — переспросил его верующий, и добавил: — Вот в этом-то и вся разница между вашими убеждениями и моими: вы живете ни на чем не основанными, ложными надеждами, а я живу верою, основанной на исторических фактах, на непреложных обетованиях Божиих, на духовном опыте верующих людей всех веков, на моем личном опыте и на бесчисленных свидетельствах всей Вселенной вообще, и на свидетельствах окружающей нас земной природы, в частности, которые говорят каждому здравомыслящему человеку красноречивее слов и всех научных теорий, что если есть создание, значит есть и его Создатель; если есть невидимый духовный Бог, значит есть и невидимый духовный мир, мир загробный, нетленный, бессмертный, вечный!»
  
Чем больше мы углубляемся в изучение окружающего нас чудесного, сказочного мира и познаем себя и других, тем все более и более убеждаемся в бытии Божественного, творческого, всемогущего Творца и Вседержителя. Поэтому, если говорят, что трудно человеку верующему быть воистину верующим, то можно ответить, что еще труднее честному атеисту быть атеистом.
  
Рассказывают случай, имевший место в каком-то селе. Приехавший из города антирелигиозный агитатор-пропагандист, собрал весь сельский люд на свою лекцию. Доказав целым рядом софизмов, что «Бога нет», пропагандист предложил слушателям, в заключение, поднять к небу кулак и тем как бы подтвердить, что они «раз и навсегда с Богом покончили и полностью освободились от религиозного дурмана...»
  
К удивлению всех присутствовавших и самого лектора, один из слушателей не поднял своего кулака, а когда спросили его почему он воздержался, смельчак ответил: «Да ведь вы же, товарищ, доказали нам, что «Бога нет», а раз Его нет, то против кого же нам поднимать свой кулак?» Сделав томительную паузу, колхозник при гробовом молчании, полушепотом добавил: «А если Бог все же есть, то я признаюсь перед вами: МНЕ СТРАШНО!»
  
И, действительно, если бы Бога не было, тогда отрицание Бога не рассматривалось бы атеистами таким великим геройством. Каждый взрослый человек знает, например, что нет «Деда Мороза», «Бовы королевича» и многих других сказочных героев и не было еще такого случая, когда бы кто-то писал» проповедовал и доказывал, что они действительно существуют, а кто-то другой разъезжал по городам и выступал в больших залах со всякими доказательствами и опровержениями этого «факта»...
  
Поэтому мы наблюдаем в атеизме не только отрицание Бога, но непримиримую вражду против Бога и яростную борьбу с Ним. Атеисты не признают Бога и религии, но в своей борьбе с Богом, они проявляют больше религиозного фанатизма, чем самые ревностные и преданные Богу люди. Атеисты научились глубоко презирать то, чего не знают и не понимают. Такое их презрение относится ко всякому человеку, кто кое-что знает и кое-что понимает.
  
В результате, атеисты борются не только с Богом, но и с людьми верующими в Бога. В сущности, борьба эта происходит не между атеистами и Богом, а между Богом и сатаной. Что же касается людей, то их сердца являются в этой борьбе только полем сражения.
  
Мы свободны в нашем выборе и можем принимать участие в сражении на той или другой стороне; имеем право вести любой образ жизни и преследовать в жизни любую цель. Бог никому не навязывает Своей воли, но и не благоволит к нарушителям ее, к сознательным богопротивникам. Слово Божие говорит: «Ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на Суд..!» (Еккл. 11-я глава).
  
А что если загробная жизнь существует? Тогда никакие наши «знания» и никакие научные «теории» не спасут нас от вечной гибели. Мы можем знать на сколько миль наша Земля удалена от Солнца и, при всем этом, не знать и не иметь никакого понятия о том, насколько мы далеки от Бога и насколько близок конец нашего земного пути или последний вздох нашей жизни, — начало наших вечных мучений. Мы можем признавать наличие закона тяготения в природе и в то же время невежественно отрицать или вовсе не знать о существовании и проявлениях в нашей собственной плоти закона «греховного тяготения», которому неумолимо и безнадежно подчинена вея наша плотская греховная натура. (Рим. 7-я глава). Мы можем даже знать точный вес земного шара, но не знать всей тяжести наших грехов, безмерной вины и ужасной ответственности нашей пред всезнающим Богом.
  
А что если загробная жизнь существует? Тогда все наше неверие, безбожие и кощунство, ложные надежды не спасут нас от вечной гибели. Тогда безумие наше обнаружится пред всеми и мы услышим из уст Самого Бога окончательный приговор: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его»... «И пойдут сии в муку вечную... там будет плач и скрежет зубов...» (Мф. 25-я глава).
                                                 
(из книги П.И. Рогозина «Существует ли загробная жизнь ?»)

 



Данный материал подготовлен по книге "Доказательства существования жизни после смерти", опубликованной в издательстве "Новая мысль" (сост. Фомин А.В., Москва, 2004)

( 3 голоса: 3.67 из 5 )
123
Рогозин Павел

Оставить отзыв



Смотрите также
Взгляд современной науки: Существует ли душа, и бессмертно ли Сознание?
Тайна смерти
Загробная жизнь есть! И оттуда можно вернуться
Восемь доказательств существования души и ее бессмертия (Протоиерей Григорий Дьяченко )
Факты о жизни после смерти (Осипов Алексей Ильич, профессор богословия )
В объективе - отлетающая душа (Коротков Константин Георгиевич, доктор технических наук )
Жизнь умерших не прекращается в этом мире (размышления о жизни после жизни) (Лев Толстой, писатель )
Смерть – это суеверие. Жизнь вечна! ( Лев Толстой, писатель )
Зависят ли психические явления от физических? (Протоиерей Григорий Дьяченко )
Существует ли душа. Доводы в пользу существования (Рогозин Павел )

бесплатный психологический тест