Они переходили черту

Я не хотел возвращаться в свое тело

Околосмертный опыт Стива Гардипи, ветерана войны во Вьетнаме

 

Стив Гардипи был летчиком разведывательного вертолета во время войны во Вьетнаме. В один из вылетов он попал под вражеский обстрел. Стив был ранен и испытал околосмертный опыт. Стив рассказывает о том, что он видел до того, как был спасен из окружения.

 

– Когда я был ребенком, мне рассказывали о Боге – желающем возмездия, который отправит нас в ад за наши грехи. Он обещал нам что-то – то есть рай, – но что это за рай, я не мог понять. А когда мне обещают что-то, чего я не понимаю, это все равно, что не обещают ничего. И вот, Он создал меня. Как говорится в Библии, мы все грешники. Я должен попробовать попасть в рай, не поддавшись искушениям, но моя человеческая природа такова, что я не могу им противостоять. Поэтому я злился на того Бога, о котором мне рассказывали.

Вот, что со мной случилось. Один из наших вертолетов подстрелили, и майор дал мне задание найти неприятеля. Я был пилотом-разведчиком, и у меня очень хорошо получалось обнаруживать противника, как бы искусно тот ни маскировался. Я вылетел на задание и, к радости или к сожалению, нашел врагов. Когда мы пролетали над лагерем вьетнамцев, наш разведывательный вертолет получил более ста прямых попаданий. Пулеметчику пуля попала в ягодицу, а у меня была ранена рука и прострелена нога. Был прострелен и пульт управления. Мы упали прямо в середину вражеского лагеря. Пулеметчик вытащил меня из вертолета – сам я не мог – и положил под кустом.

Еще одна деталь, чтобы показать милость Бога ко мне: я не чувствовал никакой боли. Я даже не знал, что я ранен, пока не попытался переключить что-то на пульте управления.

Пулеметчик бинтовал мою руку. Я сказал ему, чтобы уходил без меня, что он более-менее цел, а я уже не выберусь оттуда. Он ответил, что не оставит меня.

Пока я лежал на земле, мое зрение стало более расплывчатым, потом все вокруг стало блеклым. Я терял силы. Как я уже говорил, я не был очень верующим человеком в то время. Но я начал торговаться с Богом, говоря Ему: «Я буду хорошим, только спаси нас отсюда». Мне было очень страшно: окруженный врагами среди джунглей, раненый, я истекал кровью. Когда все перед моими глазами поблекло, я начал умолять Бога не дать мне умереть.

А потом опустилась темнота. Тогда понял, что уже не спасусь. Я беспомощен, потерял много крови и едва могу пошевелиться. Но произошло что-то странное. Вдруг я почувствовал себя хорошо. Я понял, что так происходит процесс физического умирания. В этот момент мне перестало быть страшно. Не знаю, как умирают другие, но для меня это не было чем-то ужасным, болезненным и мучительным, это было очень приятно. Я принял свою смерть и сказал: «Господи, значит, это твоя воля». Я перестал торговаться с Богом, потому что больше не было о чем. Я знал, что умираю.

Пока я отходил, я увидел яркий свет. Самый яркий свет, который вы можете представить, был всего лишь темной ямой по сравнению с тем, что увидел я. Мне было хорошо. Помню, в больницах мне давали демерол и другие наркотические обезболивающие, но их эффект не идет ни в какое сравнение с тем, что я чувствовал тогда. И вот, я лежал в ярком свете… Этот свет – не Бог, Бог – это любовь. Я пытаюсь понять, может, Бог – энергия? Что такое Бог? Что, если Он буквально состоит из любви? Я почувствовал эту любовь вокруг меня. Помню, я посмотрел вниз и увидел свою голову под кустом. А потом я словно сжался в маленькую точечку над моим распростертым телом и затем начал расширяться, как мыльный пузырь. В этот момент я «расширялся» в мир Бога.

Еще: я ни разу не терял сознания. Мое тело было бездыханным, мой пулеметчик думал, что я мертв, но я не был. Мое сознание работало так же, как и сейчас. Я прошел в тот куст и увидел молекулы воды, питательные вещества, все клетки, изнутри и снаружи, на вершине куста и внизу, и я понял, как Бог создал куст, чтобы он мог брать из почвы минеральные вещества и питать себя.

Я не хочу прозвучать дерзко, я знаю, как могущественен и велик Господь. Но в тот момент я почувствовал себя намного более могущественным и мудрым, чем представлял себе Бога. Я самоуверенно подумал: «Я сверхбог». Тогда я почувствовал вокруг себя присутствие Бога. Он дал мне понять, что он рядом со мной и защищает меня. Он не говорил это словами. Он дал мне «услышать» Его мысли. Он сказал мне: «Ты расширишься в космос и будешь знать все о нем». У меня была такая сила, какой я не представлял даже у самого Бога. И вот, я хвастливо подумал: «Я сверхбог».

Тогда Бог дал мне знать Его мысли, он показал мне меня – как будто недоношенного ребенка, которого он, как родитель, держит в руках. Он сказал мне: «Вот, что такое ты». Я как будто был рожден опять на небе, и я чувствовал его гордость за меня, как родитель чувствует гордость за своего первенца. Я снова подумал: «Он видит меня младенцем, а я наделен огромной силой, да я просто сверхбог». Тогда я почувствовал, как Он улыбнулся, почувствовал, что рассмешил Его. Он сказал: «Даже в этом состоянии, как ты называешь, сверхбога, ты не можешь себе представить, что Я такое». В общем, это поставило меня на место.

Я подумал: «Я смогу переместиться куда угодно», – но затем у меня появилась другая мысль: «У меня же нет тела». Я испугался и стал ощупывать себя. Я не мог видеть себя, но мог ощупать. Я был цел и невредим. Но мое тело, лежащее на земле, было все изранено.

Я сказал себе: «Я могу выйти из этого тела и быть везде». Я проделал это несколько раз. Я выходил из своего тела и находился во всех точках мироздания одновременно. Я мог рассмотреть что-то определенное, если хотел. Каждый раз, когда я возвращался, я чувствовал, что находиться в теле очень ограничивающе. Я хотел выйти из него, освободиться, пребывать в космосе с Богом. В Библии написано, что Бог пребывает везде. Когда мы попадем в рай, мы тоже будем везде, в этом смысле мы подобны Богу.

Что меня удивило во время околосмертного опыта – это Его любовь. Вычеркните из словаря все плохие слова: сожаление, печать, страх, смятение – ничего этого нет в раю. В раю есть только абсолютная любовь и счастье. Любовь Бога так сильна, что я буквально физически ощущал ее. Вы не чувствуете, что окружены воздухом, когда нет ветра, но, погружаясь в горячую ванну, вы чувствуете нагретую воду. Так ощущалась любовь Бога.

Его прощение безгранично, он может простить все. Но этот дар Бога – именно дар. Он дает нам его безвозмездно, но мы должны принять его. Он может простить все грехи, но мы должны хотеть этого и попросить Его об этом. Бог никого силком не тащит в рай. Мы можем принять этот дар любви и нахождение в раю, которые Он нам предлагает. Помните, я говорил, что у меня была обида на Бога, каким он был по моим представлениям? Когда я был маленьким, я слышал, как говорили: «Стойте в церкви в уголке, вы недостойны стоять перед Богом». Я видел другого Бога. Он хочет, чтобы мы со всех ног бежали к Нему, Он любит нас и создал нас потому, что хочет, чтобы мы любили Его. Как мне показалось, у Него есть одна потребность – любить. Для этого Он все и создал. Он создал нас не для того, чтобы господствовать или властвовать над нами, не для того, чтобы мы чувствовали себя неполноценными. Он хочет любить нас. Человек не будет наказан за свои ошибки, если попросит Бога простить его. Даже если человек совершал ужасные вещи в жизни и ему очень стыдно за них, Бог может простить его и взять в рай, если тот попросит Его об этом.

Потом я вспомнил о близких людях на земле, о своем бедном пулеметчике, окруженном врагами среди джунглей, в панике, ведь я умер. Мне стало печально. На то время я окончил годовой срок службы во Вьетнаме, но вызвался добровольцем на повторный срок. Я сделал очень больно своим родным тем, что вернулся во Вьетнам. Прошло только два месяца с начала моего второго срока службы. Я мысленно обратился к своей матери и сестре и сказал: «Простите меня, что я вернулся во Вьетнам и теперь причиню вам такую боль». Я был очень эгоистичен, я хотел вернуться на войну и бороться, как я думал тогда, за свободу. Я почувствовал, что Бог принял это во внимание. Он сказал мне: «Ты еще не готов». Тогда я спросил: «Что ты собираешься сделать? Ты же вернешь меня в то истекающее кровью тело, в джунгли, где нас окружают враги?» Я сказал: «Нет, ты не можешь показать мне всю эту любовь, эту бесконечную любовь и прощение, эту мудрость за гранью человеческого понимания и отправить меня обратно в это окровавленное, мучающееся в агонии тело! Я не вернусь туда. Если ты вернешь меня в то тело, я покончу с собой».

Я почувствовал реакцию Бога. Он стал суров. Он не разозлился, просто стал холоден. Он сказал: «Нет. Нет, ты не можешь получить это силой. Только я могу дать это тебе. Потому что это дар. Я могу дать его тебе, ты можешь принять его. И если ты захочешь взять его силой, ты никогда не получишь его». Я не любитель красивых фраз, но тогда я сказал: «Отче, да будет твоя воля».

Я слышал, как люди рассказывают про туннель света, но, думаю, это не совсем верное название. Туннель был таким ярким, какой мы даже не можем представить. Это был туннель, состоящий из любви. Проносясь через туннель, я увидел демонов, которые, как я предполагаю, были изгнанными ангелами. Они хотели схватить мою душу, но Бог защищал меня. Это как находиться в зоопарке и видеть хищных животных. Ты их не боишься, они за решеткой. Если бы решетки не было, конечно, было бы очень страшно. Демоны были ужасны, и, если бы Бог не защищал меня, если бы я был в своем теле, их уродство, страдание, тоска убили бы меня. Они жестоко страдают. И вот, я пронесся через туннель любви и пришел в себя. Пулеметчик тащил меня через джунгли уже три часа, отбиваясь от врагов. Еще через три часа прибыл вертолет, нас взяли на борт и, как я люблю говорить, к сожалению, нас спасли.

Что я узнал во время околосмертного опыта? Бог – это не тот, кто желает возмездия, он отец, который хочет обнять нас, любить нас, и чтобы мы любили его в ответ.

Еще мне показалось, я почувствовал печаль Бога из-за того, что люди совершают по отношению друг к другу. Он любит нас, он хочет, чтобы мы любили его, но также и любили друг друга, потому что мы все были созданы им. Если дети дерутся, бьют друг друга, родителям от этого тоже больно. Когда мы причиняем боль друг другу, мы причиняем боль также и Богу.

Когда мы окончим эту жизнь, мы получим награду, великий дар, потому что земная жизнь – это только обертка. Когда мы покинем это тело, мы будем на небе, совершенны.

Теперь я говорю людям: вся эта ерунда, эта возня на земле ничего не значат, так, небольшой укол, по сравнению с тем, что нас ожидает.

Я знаю, что Бог простит нам все, если мы попросим его об этом. Но я не стал бы считать прощение на 100 процентов гарантированным, вроде: я могу грешить сколько угодно, а потом попросить прощения, и Бог все простит. Человек должен быть искренним в своей просьбе.

Иногда я думаю, почему наша природа так слаба. Это знает только Бог. Что было открыто мне: Ему больно, когда мы причиняем боль друг другу, когда совершаем убийство – это удар непосредственно по Его чувствам.

Я рад, что испытал то, что испытал. Я не шучу. Это стоит того, чтобы быть тяжело раненным. В Библии говорится: «Блаженны не видящие и уверовавшие». Мой дух оказался не настолько сильным. Бог дал мне увидеть Его, потому что я не поверил бы, не видя собственными глазами. Я по-прежнему человек, я все так же совершаю ошибки, но я постоянно молюсь Богу и прошу дать мне силы, прошу не дать потерять то, что видел тогда. Я хочу вернуться в ту любовь. Как я люблю повторять: пока что я здесь, к сожалению, спасенный. Я жду, когда смогу снова вернуться домой.

© Boleem.com – перевод с английского.

 


272
Стив Гардипи
Стив Гардипи

Оставить отзыв

Написать отзыв
Ваш отзыв*
Ваше Имя (Псевдоним)*
Сколько Вам лет?*
Ваш email
Анти спам *


Смотрите также
Я счастлива, что испробовала Свет и до сих пор помню его аромат (Рейчел Финч (Rachel Finch) )
Там невероятная любовь и красота (Хезер В. )
Моя клиническая смерть - мой самый большой дар в жизни (Трисия Б. )
Смерть для меня сейчас не страшна. Я знаю, что это дверь в другой мир ( Ефремов Владимир Григорьевич, ученый )

Ответы на главные вопросы жизни