Смертельная болезнь

Смертельная болезнь – наш последний экзамен

— Батюшка, в чем смысл смертельной болезни? Ведь, казалось бы, смерть делает все наши усилия бессмысленными?

 — Отвечу как человек, который видел немало умирающих от смертельных болезней. Мы посещаем больницы, в частности, 67-ю больницу, где часто соборуем и причащаем, а также посещаем больных людей на дому. Часто при посещении мы видим у человека предсмертную болезнь.

В чем же смысл смертельной болезни?

Смертельная болезнь является последним экзаменом в жизни человека. Об этом написал очень хорошую книгу «Жатва жизни: пшеница и плевелы» писатель Сергей Нилус. В ней он описывает несколько смертей праведников и грешников. В описанных им историях видно, что смерть праведных людей и грешных отличается друг от друга.

Хотя сама болезнь у людей, живущих в Боге, может быть тяжелой, например онкозаболевания. Но, тем не менее, праведники умирают, если можно так сказать, прекрасно. У грешников такая же болезнь протекает страшнее. Например, тот же рак у грешника протекает в более тяжелых формах, всегда с такими, не то что метастазами, ну, например, мясо выпадает из человека. При этом он не умирает, но физические страдания чувствует неимоверные, и, конечно, душевные переживания.

Праведник умирает в терпении, хоть и в скорби, но, тем не менее, как-то кротко. А грешник умирает страшно. На моих глазах было – и матом ругается, и вокруг него все страдают, и тому подобное…

Мои личные наблюдения открывают такую вещь: все эти предсмертные болезни нужны как воздух. Это настолько в подсознание, а лучше сказать, в душу человека вкрапляется, что человек об этом будет помнить всю вечность.

Многие люди говорят: «Господи, избави меня от этого, я никогда не буду больше этого делать. Как хочешь, Господи, я каюсь, я прошу прощения». Так вот, эта предсмертная болезнь оставляет глубокий отпечаток в душе человека.

У грешника происходит то же самое: болезнь выявляет грубые, греховные стороны его личности, раскрывает всю его сущность, выводит на чистую воду перед Судом Божиим, который будет после смерти.

Я видел одного грешника, он умирал от рака легких. Вы знаете, он окурки свои везде прятал. Умирая от рака легких, перед смертью, он не мог бросить курения, но при этом каялся, говорил: «Господи, ненавижу эту страсть курения, помоги, как хочешь». И Господь его услышал, за три до смерти он просто слег, посинел и не мог дотронуться до своих заначек. В эти дни, естественно я его исповедовал, и он покаялся. Он был бывший заключенный, обремененный многими грехами. Так вот, буквально перед смертью он покаялся, и в том числе в грехе курения. Потом он тихо и кротко умер.

А другой человек в это время говорил: «Не нужно мне никакого попа, не нужно мне ничего». Ругался матом, рвал и метал, и все это еще больше обнажало все его раны душевные через эту смертельную болезнь.

Сразу скажу, я сам боюсь этой смертельной болезни. Боюсь, потому что я несовершенный человек. Но я знаю точно, что любая болезнь перед смертью нужна. Я убедился в этом на своем опыте. Она последний шанс дает человеку, чтобы очиститься.

— Но одно дело, когда человек умирает в старости, — очищение перед смертью, а другое дело, когда смерть оказывается вроде бы преждевременной. Как же так, я бы мог измениться, мог бы многое еще сделать хорошего для других людей. Что бы вы могли ответить человеку, который так думает?

— Любая смерть приходит в наилучший момент для покидания этой жизни. Кому-то лучше покинуть жизнь в тридцать лет, кому-то — в сорок, а кому-то — и позже. Качество души не зависит от прожитого на земле времени.

Умирала молодая женщина, по-моему, ей было около тридцати лет. Конечно же, она не хотела умирать, еще жить бы и жить. С каким смирением она умирала! С тоской, конечно же: муж остается, ребенок остается, тоска неимоверная. Это был человек немощный, он цеплялся за жизнь, и конечно мы все хотели его выздоровления. Меня спрашивали: «Батюшка, неужели вы думаете, что она еще поживет?» Я отвечал: «Конечно, мы же об этом и молимся, но мы не знаем, как будет». Она умерла, но поверьте, качество души у нее было прекрасное!

— Вот людям не очень-то понятно, на одной чаше весов жизнь, дети, муж, а на другой — качество души. В чем выражается качество души?

— Качество души важнее, потому что там будет вечность, дальше будет вечная жизнь. А муж, дети будут самое большее восемьдесят лет. Это все временное, все тленное,

Конечно, нам больше хотелось бы прожить с нашими близкими восемьдесят лет, мы об этом и молимся, но каждому лучше свое.

Ну, конечно же, мне бы хотелось, чтобы у меня и сейчас был жив отец, семидесятилетним или восьмидесятилетним. А он умер в 47 лет. Почему? Произошла трагедия. Лет за двадцать до этого его избили, отбили ему почки. Конечно, Господь мог бы исцелить его, возможно, он бы смог прожить до 80-ти лет, но… Уже сейчас, в прошедшем времени говорю, что Господь осуществил лучшее, чтобы он тогда умер. Когда отец умер, у нас кардинально все изменилось в семье. В лучшую сторону, поверьте. Я из троечника превратился в отличника, брат изменился внутри кардинально, сестры… Моя мама стала вдовой в 37 лет с четырьмя детьми. Она, предав себя воле Божьей, воспитала хороших детей. Я не могу, конечно, про себя говорить хорошее, но я принял сан, сестра — супруга священника, другие брат с сестрой являются воцерковленными людьми, имеют детей и внуков. Т.е. в наша семья, многие говорят, является хорошей семьей.

— Вы через смерть отца стали лучше ценить жизнь?

— Переоценили многие ценности. Отношение к Богу изменилось после смерти отца. Было реальное понимание, нужда в Небесном Отце, и обещание моего родного отца, который умирал и сказал: «Я ухожу, но у тебя будет Небесный Отец, к нему обращайся». Т.е. много-много Господь изменил именно через эту трагедию. А можно было по-другому решить, и дожил бы отец до восьмидесяти лет, и мы бы были хорошими… Не знаю.

Это промысел Божий… Господь, значит, решил, что тогда отцу нужно было умереть, в 47 лет… Он избрал трагедию, даже зло! Это было зло – у отца были отбиты почки, его бандиты погубили, но даже зло Он сумел к добру направить.

— Значит, человек не должен думать, что он уже доживает бесполезно для других людней. Он, на самом деле, еще может принести им пользу?

— Конечно! Помню, как мужественно умирала одна женщина. Она сознательно отказалась от всех обезболивающих. Как все люди вокруг нее вдохновились ее примером! Качество их души изменилось. Женщина вот этим своим подвигом сумела много пользы принести другим людям, которые сейчас болеют. Спустя уже много лет, некоторые из тех, кто за ней ухаживал, сейчас заболели и вспоминают: «Ох, как она страдала, терпела, а я не могу!» Воля мобилизуется.

Чаще всего человека нужно подготовить к этой смертельной болезни, посоветовать, как он может выйти с честью. В данном случае выйти в вечную жизнь, но, тем не менее, с честью.

Мой дедушка умирал уже в пожилом возрасте, проживший немало лет, 82 года. У него были проблемы с сердцем, отек ног. Так произошло, что за пять дней до его смерти мы виделись. Он читал Библию. Я уже был священником, спрашиваю его: «Ну, как ты переживаешь свое состояние?» Он говорит: «Тяжело, но вот читаю Библию. Опять с книги Бытия начал заново, чтобы заполнить свою память». – «Ты уже готовишься к смерти?» — «Да, ты знаешь, но немножко страшновато. Помолись. Но, тем не менее, я готовлюсь».

Для меня это был пример, что дед, проживший всю жизнь, читает Священное Писание, готовится. Потом я уезжаю, и мне через пять дней сообщают, что дедушка умер.

— Значит, надо готовиться к вечной жизни?

— Да. Если кто не знает, надо знать и подсказать человеку, как подготовится. Ну, прежде всего, молитва и таинства: исповедь, причастие. Я всегда говорю: «Не тяни время, не трать время – молись». – «Как?»

Прежде всего, молиться нужно за себя, каяться в грехах. Второе, молиться за детей, внуков, правнуков. Это такое подспорье. Я всем умирающим говорю: «Вы знаете, сколько вы нам добра делаете! Вот я сейчас суечусь, бегу со своей сумкой, требы, вы за меня помолитесь, пожалуйста, вам Господь вспомнит, что вы за о. Виталия помолились перед смертью. Знаете, какая это радость!» И вот когда человеку это говоришь, он сразу как-то вдохновляется, надо же, еще не все потеряно.

Да, ты скоро умрешь, но зато, сколько ты сделаешь за это время! Скольких ты людей вспомнишь, кого ты обидел, кто тебя обидел. За каждого помолись. И человек с этой молитвой начинает забывать о своих физических страданиях.

— То есть больной человек, даже выключенный из жизни, может помогать, приносить пользу людям?

— О, огромную пользу! Я когда хожу по больницам, всегда говорю: «Дорогие мои, не теряйте времени даром, вы здесь столько можете сделать!» — «Как?» Смотрю, с костылями сидят, с позвонками в травматологии: «Вы же молиться здесь можете! Вот мы реально, что мы можем в Москве? Мы бегаем туда-сюда, суетимся, а вы здесь целых 24 часа в сутки лежите. Я вам завидую. У меня нет такого времени, мне хоть бы час-другой выкроить, а вы здесь просто сидите. Хотя бы час-другой посвятите молитве». – «Да. Да, конечно», — отвечают. И люди по-другому начинают себя вести.

— Отец Иоанн Кронштадтский говорил, что не так уж много счастливых моментов у людей в жизни. Один из них — момент сосредоточенной молитвы. Т.е .с одной стороны мучения, а с другой стороны — радость молитвы.

— Конечно, я согласен, глубоко согласен. Я это чувствовал сам, бывая в больницах. Скоро тоже хочу лечь в больницу и вот мечтаю, буду спокойно читать книги духовные и молиться.

Суета от человека забирает Божие, а болезнь дает Божие. Болезнь не приземляет, а к Богу приводит…

© boleem.com



( 3 голоса: 4.67 из 5 )
2201


Смотрите также
У порога (Надежда Бражина )
Жизнь на пороге жизни (Гнездилов Андрей Владимирович, психиатр )
В смертельной болезни ты учишься жить
Правда всегда всему помогает (Вера Миллионщикова, главврач первого Московского хосписа )
О хосписах и хосписной службе (Елизавета Глинка, врач, руководитель фонда "Справедливость" )

война