Смысл и причины болезней

Болезнь как возможность духовного роста

— Чаще всего человек, узнавая о своем тяжелом диагнозе или диагнозе своих близких, впадает если не в панику, то, по крайней мере, в некоторую расстерянность. Как правильно отнестись к вести о своей болезни или о болезни близких людей?

— Вопрос так поставлен — что значит отнестись правильно и неправильно, то есть к болезни можно отнестись по-разному. Правильно — скажу теоретически — надо отнестись с пониманием, смирением, внимательно объективно поразмыслив, не нервничать. Можно продолжить этот список. Однако ведь никто к своей болезни так не отнесется, потому что это сильнейший эмоциональный удар, резко, коренным образом изменяющий ситуацию, к которой человек еще не адаптировался. И в данном случае, на мой взгляд, самым правильным будет не впасть в панику.

Опять же — хорошо сказать: “не впасть в панику”; звучит  как некое доброе пожелание. Но мы поймем опасность паники, если обратимся к социальной психологии. Когда человек находится в подобном состоянии, он мало что понимает, больше мыслит эмоциями — причем обычно низшими эмоциями (страх, ужас, попытки спастись и т.д.). Ущерб от этих эмоций намного больше, чем от источника паники.

Именно поэтому, например, пристреливали паникеров на судне — этим удавалось спасти остальную команду. Ведь если вся команда будет охвачена паникой, то для судна это неминуемая смерть без борьбы.  И сейчас капитан судна, в том числе пассажирского, имеет право прекратить панику таким вот образом.

Из истории войн известно, что когда начинается паническое беспорядочное отступление, подразделения теряют в десять раз больше личного состава, чем если бы солдаты оставались в окопах и продолжали оборону. Именно этим было обусловлено создание заградотрядов во время Великой Отечественной войны. Заградотряды умело прекращали панику, благодаря чему были спасены сотни тысяч человек.

Так вот, когда человек сталкивается с болезнью, у него обычно возникает эмоциональная реакция, крайне резкая, то есть у него “отключается” часть логики, — человек не может разобраться в ситуации логически, слишком резко она поменялась, и остается только эмоциональная сфера, которая начинает доминировать. И это очень опасно. Спасти себя из этой ловушки — паники, — ввести в относительно нормальное состояние можно, во-первых, слушая других. Во-вторых, не рисуя страшные картинки. Ведь обычно больной человек рисует в своем воображении самую страшную картинку и начинает ее бояться.  Еще, например, нет диагноза, есть подозрение на то или иное заболевание; нет никакого установленного диагноза, а человек так уже распалил свое воображение, такую картину нарисовал этого заболевания, и, главное, что даже если оно подтвердится, — есть же определенные методы лечения. А то часто человек не понимает о чем идет речь, какие методы лечения существуют, как это все будет происходить и что все в руках Божиих, а разрисовывает себе, что спасения уже нет, все пропало, все погибло, сам себе эту картину рисует и тогда начинается настоящая паника. В этом состоянии человек не способен адекватно воспринимать информацию, найти правильные методы лечения, посоветоваться с кем-либо, найти профессионального специалиста — то есть сделать то, что нужно. Это, можно сказать, паника, переходящая в истерику, что кстати, относится не только к самим больным, но и очень часто к их родственникам.

Здесь очень важно и нужно трезвомыслие; нужна проверка объективными фактами того, что сейчас происходит. Или как говорил свт. Феофан Затворник о трезвении: “Трезвение — это стояние разума вблизи сердца”. И если разум стоит у дверей эмоций, это хорошо, а если нет, — это трагично, и человек может причинить себе много вреда. Разумеется, это положение касается не только начала болезни, но и всех промежуточных этапов, того, как больные приходят в панику перед новым обследованием, перед изменением схемы лечения. Все это каждый раз подстегивает панические, истерические состояния. А это очень плохо влияет на само лечение, отношение с врачами, отношения в семье и т.д.

Таким образом паника причиняет прямой вред больному человеку.

— Что представляет собой для человека болезнь, если рассматривать ее не с физиологической, а с духовной и психологической точек зрения.

— С  психологической точки зрения болезнь — это расширение собственных возможностей, с религиозной точки зрения — путь, новый этап в жизни. Это как в компьютерной игре — когда переходишь на новый уровень, он более сложный, чем предыдущий. Болезнь в духовном смысле и есть переход на новый, более сложный уровень. Просто быть духовным человеком, когда у тебя все хорошо, можно поучать других в это время. А когда у тебя все складывается не так уж хорошо, тут как раз и проявляются твои настоящие возможности.

— Поучать других уже не хочется…

— А многие, кстати говоря, постоянно заняты тем, что советуют больным людям: “не нервничай”, “забудь”, “это испытание тебе дано, ты ближе к Богу становишься…”. Знаете, это очень удобная позиция. Позиция непонимания больного, его внутренней картины болезни. Ведь для больного, безусловно, открывается совершенно иная перспектива духовного роста, психологическое изменение, которое происходит, заставляет человека становиться более гибким, адаптироваться к новым условиям, то есть дает ему дополнительные возможности для адаптации. Замечено, что большей частью больные люди сострадательны, эмпатичны, понимающи, бережно относящиеся друг к другу. Люди, которые, если так можно сказать, болеют правильно. Я много знаю случаев, когда человек был злым, эгоистичным, самовлюбленным, о других никогда не заботился и тут вдруг эгоизм его куда-то девался, и он трепетно начал заботиться о других, — вот вам психологический рост; жертвенно помогать тому, кому еще хуже, чем ему самому, приходит к Богу, — вот вам духовный рост. Таким образом у больного человека появляются дополнительные ресурсы и возможности, но, конечно же, нельзя сказать: “как тебе хорошо, у тебя появились такие замечательные ресурсы!”. Если ты позавидовал, то попроси у Бога, чтобы и у тебя появились такие же ресурсы. Ты берешься учить — но ты сам сперва пройди тот путь, по которому идет больной человек, а потом будешь других учить. Святые Отцы, конечно, учили как проходить болезнь, но они тяжко болели и можно сказать, что вся их жизнь и есть одна сплошная болезнь. Если не физическая, то духовная болезнь и борение. Ведь они заставляли себя и отрекались от себя, а что такое по сути своей болезнь как не смещение с нашей чувственной реальностью в другую сферу и своеобразное отречение от мира? Так вот, Святые Отцы отрекались от мира и шли этим путем твердо и потому они могут учить нас как преодолевать болезнь. А вот что касается тех, кто учит больных болеть… Это, честно говоря, последнее дело. Дать информацию больному или поделиться чьим-то опытом (либо своим), посочувствовать, показать какой-то выход из ситуации — это можно. Учить же как болеть — от этого лучше воздержаться.

— Какие задачи ставит болезнь перед человеком?

— Задачу роста, то есть перед человеком в болезни стоит та же задача, что и перед всей его жизнью. И в общем-то, если бы стояла задача физического роста, то она не имела бы смысла, потому что физическая наша жизнь все равно прекратится. В данном случае, естественно, стоит задача духовного роста, хотя часто в болезни одни растут, а другие перестают расти и падают. Один человек, например, заболел — стал думать о других, искать смысл жизни; а другой человек в этой же ситуации — не путать с кратковременной стадией агрессии — ропщет на Бога.

— А что делать, если у человека стадия ропота продолжается несколько лет не прекращаясь?

— Мне известны подобные случаи. Это тяжело прежде всего для самого больного человека. Но не во всех случаях “роптание” можно назвать духовным падением. Этот ропот — ропот Иова (Господи, все несправедливо) — позволяет человеку даже духовно расти по отношению к людям. Ведь к болезни, которая есть у человека, добавляется этот духовный компонент и болезнь таким образом умножается. Состояние человека можно, не боясь сгустить краски, описать как трагическое: появившаяся духовная болезнь-ропот не дает человеку вылезти из ямы уныния, насильственно оставляет его в навязчивых мыслях, которые все кружатся и кружатся, не давая выхода… Повторю: это крайне трагичная ситуация.

Когда я работал в Онкоцентре, то познакомился с одним человеком. Он все роптал и роптал, а на последней неделе своей жизни вдруг молниеносно прекращает роптать и, как мне кажется, достигает невероятных запредельных непостижимых вершин.

— А что помогало людям, подобным этому человеку, выйти из состояния ропота?

— Надо рассмотреть каждый случай в отдельности, —абстрактно сложно сказать, что им помогало. Может им помогало то, что они не пытались удержать то, что удержать человек не в состоянии — я имею в виду  здоровье. Ведь ропот начинается тогда, когда пытаешься удержать то, что нельзя удержать (попытки “удержать неудерживаемое”). Здесь много примеров из жизни можно привести: например, телега пошла под откос и невозможно ее удержать, а человек изо всех сил пытается, но его попытки не увенчаются успехом, потому что у телеги с ее силой тяжести все равно сил больше. И вот человек оставляет свои тщетные попытки и отпускает телегу… и вдруг чувствует себя свободно, чувствует некое освобождение, которое позволяет ему моментально окрылиться и взлететь. То есть, человек, переставший понапрасну бороться и роптать, чувствует внутреннее облегчение и освобождение в болезни.

Возвращаясь к вопросу — о задачах, которые ставит перед человеком болезнь, можно сказать, что любая задача, вернее решение ее, ставит человека на ступеньку выше. И болезнь в данном случае не исключение.

— Иногда получается так, что друзья отворачиваются от больного человека, так как дружба с ним требует усилий. Как относиться к этому явлению?

— Если друзья отвернулись в беде, значит такие были друзья. Если у вас джинсы при первой стирке растворились, значит они были бумажные, то есть их нельзя назвать джинсами. Это хорошо сделанные бумажные штаны “под джинсы”. Со всеми суррогатами то же самое. Друзья, — скажем так, — это высшая степень надежности. Естественно, случается, что человек в болезни начинает предъявлять огромное число требований, в связи с чем его просто перестают понимать. И боятся его лишний раз беспокоить, потому что в ответ на это больной выдает неполезное для него и окружающих осуждение, ругательства, агрессию. Таки случаи, действительно, бывают. Иногда даже настоящие друзья не могут понять ту злость, раздражение или же депрессию, которые переживает и проявляет больной; оказываются не готовыми к этому. Надо понимать, что не все подготовлены к этому в достаточной степени, особенно это тяжело в наше время, когда люди привыкли больше получать удовольствие от жизни, чем сочувствовать и сопереживать тем, кто болен и кому плохо. Ведь состояние больного можно понять, если ты учишься, например, медицине и знаешь, какие страдания причиняют человеку болезни, либо если ты сам прошел через страдания.

Но не всегда, если друзья немного отдалились, это значит, что они бросили своего больного товарища. Хотя и такие случаи, к сожалению, тоже не редкость. Если друзей объединяла действительно дружба, то возможен шаг в сторону, но только шаг и лишь на время, потому что основа дружбы осталась, то есть взаимопонимание, взаимоподдержка, общие интересы и т.д. — то, что составляет сердцевину дружбы. А если их объединяла, к примеру, выпивка, совместное пустое времяпрепровождение, получение сомнительных удовольствий, ни к чему не обязывающее общение и т.д., то, естественно, тогда люди уже не могут общаться на этой основе. Потому что больной человек связан своей болезнью, ему не до этого и общается он, как правило, совсем на другие темы. И выходит, что дружба строилась не на том фундаменте, что нужно, и при первом же испытании ее здание рухнуло. Но стоит ли горевать, что распались отношения с человеком, который был для тебя не другом, а просто приятелем по времяпрепровождению?

— Больному человеку помимо самого факта болезни приходится сталкиваться со множеством трудностей и проблем. Одни тяжелобольные, например, становится гораздо более зависимыми от родственников, чем раньше, другие — одиноки и им самим приходится как-то себя обеспечивать и заботиться о себе. В связи с этим вопрос — как необходимо относиться к этому одиночеству и, соответственно, сопутствующим проблемам…

— Прежде чем обратиться к вопросу, я бы хотел сделал два замечания. Первое — все мы, люди, по определению одиноки. Но — и это второе — о подобного рода одиночестве уместно и этично высказываться тем, кто его пережил… Понимаете, мы должны “зреть в корень”, вернуться к основе нашего разговора. Если разобраться, и болезнь, и одиночество — это путь, путь к росту, как мы уже говорили. Болезнь открывает определенный путь к росту. Это трагично, это тяжело, но факт остается фактом: действительно открывает… То есть это очень сложная задача, поставленная перед человеком.   А одиночество  у больного — куда более сложная задача.

— Особенно когда человек не имеет сил дойти до магазина, а у него в холодильнике пусто, продукты закончились …

— Это очень усложняет задачу. Но надо сказать, что все-таки мы не первые, кто с этими задачами сталкивается, правда же?.. Что это, к сожалению, всегда присутствовало, хотя раньше, конечно, отношение у людей друг к другу было намного лучше и редко кто оставался совсем беспомощным и в полном одиночестве, потому что это противоречило христианским, мусульманским и другим жизненным и религиозным обычаям и устоям народов, которые жили в России. На данном же этапе это действительно куда более сложная задача. Но в утешение болящим можно сказать, что Бог доверил им решение непростой задачи, значит они духовно крепкие и сильные люди. Решить простую задачу может каждый, а вот сложную… Что с того, если, например, пятиклассник решил задачу за первый класс? Другое дело  — награда, которая ждет пятиклассника, решившего задачу за десятый класс. Цена решения этой задачи очень велика. И награда велика. И возможности велики. Конечно, пятиклассник может не захотеть решать данную ему задачу, ведь это трудно и напрячь силы придется, но если ее не решить, не будет дальнейшего роста и продвижения. Так и будешь топтаться на месте. Применительно к больному человеку это значит: ты уже болеешь, находишься в определенных условиях, так значит, все равно придется решать эту задачу. И лучше для тебя, для твоего духовного и физического состояния, принять все так как есть и отнестись к болезни именно как задаче и решить ее, не вступая спор с Учителем, давшим эту задачу…

— Так в каком же ключе болящий человек может решить поставленную перед ним задачу?

— Понимая, что он не просто так, не напрасно страдает. С одной стороны, невозможно одиночество сделать не-одиночеством. Но с другой стороны — можно по-другому к своему одиночеству отнестись, занять более активную позицию. Сейчас для этого есть много возможностей — Интернет, разные форумы по интересам, в том числе для инвалидов. Кроме того, надо понять, какой именно вид одиночества присутствует в жизни больного человека. Иногда одиночество бывает «количественным», когда у человека до определенного момента было близкое окружение, но вдруг оно куда-то растворилось, исчезло. Иногда же — и это встречается чаще — одиночество бывает “качественным”, то есть человек в окружении других людей чувствует себя одиноко, ему кажется, что им, его проблемами не интересуются и т.д. Это происходит, как правило, от того, что человек не имеет навыков коммуникации с другими людьми. Если он так или иначе их отторгает, отталкивает, обижает, то остается в итоге один и без помощи. 

Эти два состояния надо всегда разделять. И учиться развивать в себе коммуникативные навыки. Для этого надо быть более терпимым к другим людям, понимать их проблемы, что крайне важно для человека в болезни, который за своими проблемами перестает видеть проблемы других людей. Очень часто такое случается с бабушками, которые требуют к себе постоянного внимания, все время говорят о том, что они как перст одиноки, жалуются, что дочка приходит к ним всего три раза в неделю. А дочке, у которой несколько детей, и три раза в неделю ходить в больницу навещать мать тяжело… А бабушка сконцентрирована на себе, и считает, что она одинока, хотя это совсем не так.

— Часто человек не только на начальной стадии, но и пребывая в болезни уже достаточно долго, слышит слова: «держись, борись…» Зачем и для чего бороться?

— Хороший вопрос. Зачем и для чего бороться или как относиться к этим словам?.. Держись, борись, мы с тобой — это пустые слова… Это как коммунистические лозунги, — я помню они не действовали уже в последнее время.

— Что ты сделал для того, чтобы быть с человеком…

— За что бороться? С чем бороться? С болезнью? Как с ней бороться? Если ты говоришь «Борись!», то тогда объясняй, как с ней бороться… Я понимаю, врач может сказать: «Борись с болезнью вот так-то, вот тебе лечение», да? Ну, это логично. А просто похлопывание по плечу  — держись, борись, мы с тобой — нет, ты вместо того, чтобы говорить какие-то общие фразы, лучше что-нибудь от сердца скажи.

А вообще бороться — это уж когда как… Ведь не существует какой-то универсальной болезни. Один недуг можно побороть, а другой не поборешь, потому что он сильнее. Иногда на эту борьбу, которая не может быть выиграна, отдаются все силы, на нее тратится драгоценное время, которое могло быть использовано совсем на другое и уж куда более разумно. 

Здесь настолько все тонко… Общего, универсального совета дать нельзя. Скажешь: «Смирись!» — и некоторые поймут это как руководство к действию, а, может, именно им надо бороться за улучшение своего состояния. Скажешь: «Борись!» — начнут бороться из последних сил те, кому и бороться не надо.

Если же борьба разумна, то бороться следует за качество жизни, за выздоровление, за то, чтобы выигранное у болезни время использовать на добрые дела. Ведь есть люди, которые отпущенное им время тратят на пьянки-гулянки т.п.

— Желают «оторваться» напоследок…

—  Да, «оторваться» напоследок… И тут иногда думаешь: хорошо ли человеку от того, что у него есть это время, — он ведь только хуже себе делает. Душу свою уничтожает таким образом… 

— Иногда у больных людей появляется искушение — поддавшись эмоциям, поставить крест на своем будущем. Правильно ли это или все-таки необходимо продолжать профессиональное развитие или учебу, если состояние это позволяет?

—  Ну кто из больных точно может знать, что будет?.. Ведь жизнь — это путь. Получается так: тебе осталось идти немного — прекрати есть. Тебе ведь уже не надо энергии, да?  Но мы не знаем, кому сколько отведено. Поэтому, сколько живем, столько должны двигаться.

— И наука на месте не стоит.

— Да. Ну, прекратишь ты сейчас питаться и много чего можешь прекратить делать, а на самом деле-то окажется, что жизнь-то еще долгая и так далее. Естественно, что призывать идти в институт человека, который уже находится на смертном одре или в реанимации, я думаю, никому в голову не придет. Тут уже ответ очевиден. А вот что касается таких вариантов, когда человек болеет — ведь через знания, которые ты получаешь, через общение с людьми, с которыми ты будешь общаться, через работу, на которой ты будешь работать — будет происходить развитие твоей личности, твоей души, что и является смыслом нашей жизни. А если человек от этого отказывается, он, получается, отказывается от духовного роста. А это, на мой взгляд, неправильно. А то, что никто не может знать точно, когда и кто будет Там, пойдет в ту жизнь… Знаете, все мы можем не дожить до следующего дня. Вот какая-нибудь там атомная бомба взорвется и все…

— Или банальный кирпич на голову.

—  Ну, кирпич на голову одному, а бомба для всех. Или какая-нибудь катастрофа случится мирового масштаба. И все. Тогда стоит ли, правда, учиться вообще? Для чего учиться, даже здоровым? Они ведь все равно умрут, правильно?

— Еще неизвестно, кому дольше жить осталось!

— Совершенно неизвестно! Вот человек думает сделаю то-то и то-то, планов у него на год вперед. А вышел и его машина сбила, кирпич на голову упал. Можно спросить - зачем учился? Ведь финал для всех известен, для всех он общий: все умрем.
Поэтому так ставить вопрос нельзя. Пока живем, пока есть мало-мальская перспектива, больному человеку лучше придерживаться следующего правила: работать, но так, чтобы работа не вредила лечению; учиться, но не допускать того, чтобы учеба мешала лечению. К вопросу о необходимости/нужности работы, учебы в состоянии болезни нужно подходить здраво и разумно, и понимать, что для роста то или иное может оказаться полезным. Особенно если это имеет правильный вектор.

 © boleem.com

Крест – наши крылья

"Поднимут крылья, как орлы"
(Ис. 40, 31)

Существует поэтичная легенда о том, как были созданы птицы. Красивые перышки украшали этих прелестных тварей, они обладали чудным голосом и заливались звонкою песнью, но, увы, не могли парить в далеком воздушном пространстве, так как у них не было крыльев. Тогда Господь Бог создал крылья; указал птичкам на них и сказал: "Возьмите эту ношу и несите ее на себе". С недоумением и страхом глядели птички на эту незнакомую ношу; потом послушно взяли ее своим клювом, наложили на себя, и показалось им очень тяжело ее нести. Но скоро, по мере того, как они прижимали их к себе, крылышки приросли к этим маленьким существам, и птички научились ими пользоваться. Расправив их, они поднялись высоко над землею. Так ноша превратилась в крылья. Вместо тяжести птички обрели новую, неведомую им способность летать.
Легенда эта имеет духовный смысл. Все мы - птицы без крыльев, и те испытания и обязанности, которые посылает нам Господь, должны научить нас подниматься выше всего земного. Мы смотрим на наши заботы, как на тяжелое бремя, но когда поймем, что Господь посылает нам их, чтобы научить нас подняться выше, то примем их от Него. И что же? Они превращаются в крылья и несут нас к небу, а без них мы, быть может, приросли бы к этой жалкой земле. Они же, вознося нашу душу, превращаются в благословение. Отстраняясь от исполнения долга, уклоняясь от посланной нам ноши, мы теряем возможность духовного развития. Решимся же твердо нести наши бремена, уповая на Господа, и будем помнить, что Он хочет превратить их в крылья. Все выше и выше понесут нас эти крылья, пока не достигнем туда, "где птичка находит жилье себе у алтарей Твоих, Господи сил, Царь мой, и Бог мой" (Пс. 83, 4)


( 4 голоса: 3.75 из 5 )
Хасьминский Михаил Игоревич, психолог
Хасьминский Михаил Игоревич, психолог

Оставить отзыв

Читать отзывы (7)



Смотрите также
Через болезнь мы обретаем подлинность жизни (Орестова Елена Владимировна, кандидат психологических наук)
Истинные причины болезней (Игумен Федор (Яблоков) )
Нравственная ценность болезни (Ирина Силуянова, доктор философских наук)
О наказаниях Божиих (Святитель Игнатий (Брянчанинов))
Болезнь — средство стать лучше (Беспалко Виталий, священник)
Болезнь помогает нам увидеть свою глубину (Де Грааф Фредерика-Мария , волонтер московского хосписа)
Болезнь — повод задуматься о вечности (Протоиерей Игорь Гагарин)
О страданиях невинных или За что страдают дети (Осипов Алексей Ильич, профессор богословия)

война