Подготовка к смерти

Приготовление к смерти

(Из писем)

Память смертная и ее плоды

<...> Храните память Божию и память смертную. От них страх Божий будет в силе. От страха — внимание к себе и всем делам своим, мыслям и чувствам. От сего — трезвенная благоговейная жизнь. От сей — страстей подавление. От сего — чистота. От чистоты — с Богом пребывание, не мыслями только, но и чувством.

Трудитесь. Труд все преодолевает с Божиею помощию. <...>

 

Смертный час

Смерти чего страшиться? Но того, что по смерти, надо бояться, — и стараться всегда быть готовой к тому. Готовность есть — плач о грехах, посильное делание добра и непоколебимая вера в Господа Спасителя, всем спастися желающего. Всем? Следовательно, и вам. А чего Господь желает, тому кто может помешать? Не давайте только со своей стороны оплошности, — а Господь уж не оставит.

 

Перед смертью

<...> Ваше настроение, как вы изобразили его в последних письмах, очень хорошо. Дай, Господи, хранить вам его и сохранить до конца, так чтобы переход ваш отсюда — туда не был особенно чувствителен и резко отличен от того, что теперь имеете.

Господь везде Сый и вся исполняет, как теперь с вами и в вас есть, так и в акте перехода будет с вами и в вас, так и по переходе. Где же Господь, там и небо, и все, что есть на небе, — и видение небесного, и слышание, и соответственные тому чувства: утренняя освежающая прохлада и радужные образы и лица. В сопровождении их да даст вам Господь достигнуть престола Своего, где зримый умно узрен Он будет вами и якоже есть в прославленном теле Своем, светлосиянным и все — осиявающим.

Пишу так, как будто вы уж ногу одну занесли в ту неведомую, но всем желаемую и чаемую страну. Но думаю, что вы еще здесь, — и еще побудете. То, что вы в преддверии, я заимствую из слов ваших. Как вы уверены в том, что вот-вот дверь отворится — и явится посол Божий звать на браки, яко готова уже вся: то вам и следует держать себя так, как бы это уже происходило. Некоторые сказания об отходящих говорят, что прежде посетят при сем страхи, от страх наводящих лиц. Но есть и другие сказания, уверяющие, что иные из отходящих не только не устрашаются, но дерзновенным словом разгоняют сии безобразные полчища, кои, впрочем, к таковым и близко подойти не могут, гонимые живущим в умирающем духом, Духом Божиим созидаемым в продолжение всего пути, пройденного по обращении к Богу. Мужайтесь убо, и да крепится сердце ваше. Развеются сии из вражеского стана, и приближатся свои, светлые, благообразные обвеселяющие и ублажающие. — Благодать вам и мир!

Вот как вас схватило?!.. Примите мое со-скорбение. Но как вы написали, что полегчало, то, может быть, милость Божия продлит облегчение и совсем облегчит. Принимайте, что Господь пошлет, с покорностию и благодушием. Мысль о смерти никогда не лишнее дело — держать, тем паче при болезненных припадках. И готовьтесь! Страх натурален... Но излишний, веру и упование колеблющий, — от врага есть... Держитесь за Крест Господень и не отрывайтесь. Когда на совести ничего нет неисповеданного и неразрешенного, то все уже прощено... Слава долготерпению и милосердию Господню!!..

Враг вселяет безнадежие потому, что сам безнадежен... А у нас крепкая опора надежды... О сем теперь более и думайте... по началам нашей святой веры. Господь да прострет к вам объятия Свои — приять душу вашу. <...>

 

<...> Вы собираетесь на тот свет. Добре! Благослови, Господи!

Желаете слышать что-либо в напутствие. И рад бы наговорить вам столько, чтобы вы уморились, читая. Но что сказать, когда дорога та — сокровенна. Общее же ведение о ней, конечно, вам известно. Путь сей однажды только всяким испытываемый, потому до времени сего испытания — не ведомый никем в подробностях, освещен однако же для нас верою нашею святою. Воспроизведите все чаемое в сознании, — и стойте в том, взирая на Господа, Прошедшего впереди нас сим путем и всех после того Встречающего, вступающих на него. Омойтесь слезами покаяния, облекитесь в благопомышления и расположения Господу приятные и стойте так, пред дверьми входа сего, пока услышите: гряди!

Читайте Евангелие... и из отеческих книг, что припомните наилучшего... св. Ефрема. Он часто молитвенно обращался к часу смертному. <...>

 

<...> Если смерть, — верую, что для вас не будет ужаса и мрака исполнена сень смертная. Освещена она верою вашею и великим упованием на Милостивого Господа. Буди сие с вами!

Но мне верится, что вы возмогаете от немощи. — Святитель Тихон да поможет вам! <...>

 

Милость Божия буди с вами!

Не имею, что сказать вам, но пишу, чтобы только сказать, что ваша участь немало занимает и меня. Приходит на мысль, что вам лучше бы еще пожить... Но буди воля Божия во всем, — наипаче в сем деле. Кто весть, что породит находящий день? Если отойти предлежит вам — идите с миром. Если остаться — да даст вам Господь побыть здесь в вящее убеление ризы души вашей к благонадежному вступлению потом в чертог Жениха Небесного.

Вы добре делаете, что все попечения земные отлагаете в сторону. И вообще так лучше, тем паче в настоящем вашем положении.

Но мне все верится, что вам еще придется помаяться на земле... И на это благослови, Господи! <...>

 

Приготовление к смерти

Милость Божия буди с вами!

Так вот как у вас?! Вы уж окончательно собираетесь домой, к Отцу своему. Блажен путь. Благослови, Господи!

А я все думал, что вы поправитесь!.. И как вдруг — такое расстройство? Но будь воля Божия! Вы добре творите, что не отвращаете лица своего от смерти и с Господом не разлучаетесь. Мысль о Господе с верою и упованием неприступною делает душу для врагов и здесь, и по исходе. Это — огонь, опаляющий их. Милостивый Господь да осеняет вас отселе до исхода и по исходе. Покров Матери Божией буди на вас! <...>

 

Милость Божия буди с вами!

Вы собираетесь в дальний путь — туда, откуда нет возврата. Никому не миновать сего пути. Но как минута, когда прикажут вступить в него, неизвестна, а известно только, что она может настать каждое мгновение, то лучше всего думать, что вот-вот надо будет отправляться восвояси и всегда держать себя готовым к тому... <...>

 

Душа при близости смерти

<...> Да-да... Время течет... И не заметишь, как смерть придет. У вас там указали мне во мне знаки смерти... Хоть очень сомнительного значения, всяко однако ж, поставив себя в состояние обреченного на смерть, которая может вот-вот прийти и захлебнуть, я чувствовал, как горько быть в таком состоянии... И только несомненная надежда на милость Божию может усладить его... Коль великая и неописанная милость Божия — Крест Господень. В нем вся наша надежда. <...>

 

Разлучение души от тела

<...> Что же мудреного видите вы в словах (Иоанна) Лествичника? Душа не от тела имеет бытие, а получает его вместе с телом, — и для того, чтобы жить с телом. А смерть придет разлучить их. И дивно, как душа будет жить без тела, привыкнув с телом жить? Разлучение души с телом есть наказание, и оно должно быть чувствительно.

Святые, по причине тесного общения с Господом, или мало, или совсем не ощущают сего неудобства. <...>

 

Надо готовиться к загробному суду

Милость Божия буди с вами!

Верно, вы уж воротились. Наплакались, — нагоревались... Теперь пора и утешиться. Владыка отошел не на худшее, а на лучшее. Следовательно, его ради надо радоваться, что кончились труды и хлопоты, и начинается покой. — И для нас это лучше. Он будет молиться о нас, и тамошняя молитва прямее и сильнее. Ему яснее, что нам нужно, и он прямо будет говорить Господу: даруй им то и то... И поелику будет говорить прямо пред Господом, слышнее будет молитва его. Следовательно, нам нечего горевать... а скорее радоваться и его ради, и себя ради.

Станем и мы собираться... Будет экзамен. Просмотрим программу, и чего не учили, доучим, что позабыли, припомним, что нетвердо знаем, протвердим. И поспешим это уладить... Ибо кто знает, может быть, вот-вот кликнут: Феофан Вышенский... или Н... Тамбовская... или еще кто... и выходи... Ни тетрадок, ни книжек нет... и подсказать некому. Всякий один... как перст... со своими только собственными средствами... Так вон оно что?! Всяко с чувствами мудрено совладать... Господь да утешит вас всяким утешением.

 

Предсмертная молитва

Так вот каково ваше положение! Никак мне не верилось, чтобы вы до того разболелись, что и умирать надо собираться. Буди воля Божия! Но мне думается, что болезнь ваша не к смерти. Поживите с нами! Молитесь, и мы будем молиться. Впрочем, Господь да устроит путь ваш к лучшему. Умирать вы давно собирались. Потому смерть не застанет вас врасплох.

И всем христианам переход в другую жизнь успособлен, но тем, которые побольше потрудились над собою, Господа ради, дорога там прямее и беспрепятственнее. Пересмотрите, однако же, все — слова, дела и помышления, — построже, как самый придирчивый судья, и все, что найдете неисправным, сложите у Креста Господня. Затем, Господу предавшись, ждите, что речет Он о вас, — еще ли маяться или на покой — там, конечно, лучше. Какое сравнение!

Когда придут страшливости за себя — сильнее предавайте себя в руки Господа, моля Его за веру восполнить недостающее в жизни и делах. Милосердые объятия Его простерты ко всем, отходящим отселе. Да приимет Он вас и обымет, говоря: «Гряди, невеста Моя, искренняя Моя!» Даруй вам, Господи, сие!

Память Божия да не отходит от вас. Теперь все прочь! Велите прочесть для вас житие святого Досифея, ученика аввы Дорофея.

Святой Дорофей все его спрашивал: «Как молитва?» «Идет, — отвечал, — молитвами твоими». Пусть она и у вас идет. Помоги вам, Матерь Божия!

 

Мысли перед смертью

Что вам Бог даст? Даруй вам, Господи, облегчение и совершенное выздоровление. Обаче Его, а не наша да будет воля!

Неужели вы, в самом деле, отойдете? Мне это не верится. Поболите, думаю, и подыметесь. Но что же делать, если и отойдете? Переход из сей жизни не есть особенность. Сколько отходят каждый день, и даже час? И за нами придет череда. Кто ныне, кто завтра — все одно. Не одно только, кто каким отходит. Осмотритесь, все ли готово? И если нечего больше готовить, предайте себя Господу!

Когда издали смотришь на час смертный, он иначе кажется, нежели как, когда он подойдет. Живому и здоровому трудно восчувствовать себя отходящим. Смерть есть великое, еже о нас, таинство. Оно просветлено Христовою верою, но все есть нечто сокровенное. Когда придется проходить самым делом, тогда все уяснится. Страшливостями, однако же, нечего себя томить. Господь прошел сею сению смертною, чтобы для нас сделать удобнейшим путь сей. Вслед Его и мы, проходя посреде сени смертныя, да не боимся зла: ибо Он с нами есть (Мф. 28, 20), когда мы с Ним бываем в жизни сей. Грех разлучает, но когда он очищен покаянием и посильным трудом, то сего средостения нет уже. Господь близ. Дерзайте убо.

Вам больным пишу все о смерти, но не думаю этим навесть на вас мрачные мысли. Ибо возможно со Апостолом желать разрешитися, чтобы со Христом быти (Флп. 1, 23). Это желание не чуждо вам. Указание же на близость достижения желаемого радует, а не уныние наводит.

 

Наставление недугуюшему

Всех вам благ от Господа желаю. Затем и пишу, чтобы только это сказать. Первое благо болящему — выздоровление. Даруй, Господи! Оздоравливайте поскорее, чтоб еще пожить, не за тем, чтобы грешить, по обычной поговорке, а чтобы, соутешаясь общею всех любящих Господа верою и любовию, попитаться и подрасти. Здесь ли, там ли, все расти надо, в известную всем назначенную меру полного возраста Христова (Еф. 4, 13).

Что молитва? Обращаюсь к вам с вопросом аввы Дорофея к Досифею. Прочитали ль вам это житие? Оно сходно с вашим. Даруй, Господи, чтоб и конец был такой же.

Даруй вам, Господи, мир душевный, терпение, великодушие, чтобы не прекращалась отрада, даруемая нам в Господе. Сквозь скорбность прозревайте и на то, что сильно обрадовать. Обымите покрепче верою, что терпением спасается душа (Лк. 21, 19) и что скорби открывают вход в Царствие. Поминайте Господа, как Он был в саду Гефсиманском. Он томился в облегчение наших предсмертных страданий. Возьмем себе от Него и дух богопреданности: Не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39).

Буди же над вами и о вас воля Божия!

 

Напутствие пред смертью

Милость Божия буди с вами!

Пасха подходит. Где будете вы праздновать Пасху? Если б оставлено было на выбор, конечно, выбрали бы, где лучше. Но как все в Руке Божией, то нам остается исповедать: там и так, где и как угодно будет Господу, прибавляя к сему и внутреннейшее беспрекословное согласие: буди воля Твоя, Господи!

Да будет с вами неотступно Господь, Матерь Его Пречистая и Ангел ваш хранитель! В сем содружестве да пребывает ваша душа богомысленным вниманием!

Часы каждого изочтены. Но тому, кто постоянно ждет своего часа, нет нужды в определительном указании, не последний ли он проживает час, ибо у него и без того всякий час есть последний.

Кто силен сказать: Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною ecu (Пс. 22,4)? — Тот, кто в жизни своей понуждал себя и понуждает еще — постоянно быть с Господом.

Для такой души и сени смертной нет. Одно мгновение, — и она представляется во ину область света, полную всяких отрад. Тогда воспоется и песнь исповедания: По множеству болезней моих в сердцы моем, утешения твоя возвеселиша душу мою (Пс. 93, 19)!

Конечно, близость исхода, может быть, произведет содрогание. Мужайтесь, и да крепится сердце ваше! Дерзайте, ибо Господь победил. Он же и каждого верующего являет победителем. Это несомненно. Враг же всегда тут подоспевает, чтоб если не погасить, то омрачить светлое чаяние. Подготовившийся крепкою верою сумеет не обратить на это внимания, в Руки Господни предавая душу свою. Вот-вот ангелы Божий придут и все омрачающее разгонят.

Не на безвестное течем (1 Кор. 9, 26). Надежда не постыжает (Рим. 5, 5). Если уж отойдете и улучите часть спасаемых — и о нас Бога молите, да даст нам покаяться и исправить жизнь свою.

Благословение Господне на вас и на путь, какой Его святой воле благоугодно определить для вас! Простите!

 

Смерть во славу Божию

<...> Время подошло, которое невольно располагает к собранности. Домоседству и вниманию к себе теперь череда вместо развлечений, к каким всегда почти повод подает лето.

Что же это я?.. Да здоровы ли вы? И даже живы ли? Главного-то и не допытываюсь.

Апостол писал: всячески — животом ли, или смертью — да прославляется в нас Бог. Этого и вам желаю. Кто в жизни славит Господа, того и смерть будет во славу Его. <...>

 

 

Память смертная

<...> Хорошо, что любите память Божию... прилагайте к ней еще и страх благоговейный. Память смерти не подавляет и не угрюмость наводит, а только возбуждает сторожевую бдительность над собою. Юношеской веселости она не дает неудержимого разлива... и всему простору чувственности полагает меру и запоры. Вам желателен простор. Припомните, что не в шутку сказано слово о просторном пути... <...>

 

Загробная доля умерших

Что делается с усопшими? — Тело возвращается в землю, а душа получает от Господа особое некое место по своему устроению, где и пребывает до окончания века, в чаянии радостном или в нечаянии ужасательном. То — закрытая для нас страна. Что там — с точностью не определено..., тамошнее состояние вполне соответствует тому, как настроит себя человек здесь, на земле. Как настроить — широко разъяснено в Евангелиях и Посланиях. Это и есть теперь для нас главное. Как цель — не на земле, а в другом образе бытия, то разумно всю заботу обращать на то, чтобы добре приготовиться туда.

Не приготовимся... все пропало.

<...> Спрашиваете, почему мы поминаем усопших? — Потому, что так заповедано нам делать. А что заповедано, — видно из того, что в Церкви Божией не было времени, когда бы не творилось это поминовение. Значит, это идет от Апостолов и Самого Господа. — Но умишко наш всюду суется со своим носом, крича: «Почему и почему?» Всего лучше дайте ему верою искреннею щелчок по носу, — и присядет.

Можете после сего сказать сему буяну: «Слушай, дурень, отшедшие живы, и общение у нас с ними не пресекается. Как о живых молимся мы, не различая, идет ли кто путем праведным или другим, так молимся и об от-шедших, не доискиваясь, причислены ли они к праведным или к грешным. Это долг любви братской. Пока последним судом не разделены верующие — все они, и живые и умершие, единую Церковь составляют. И все мы взаимно друг к другу должны относиться, как члены одного тела, в духе доброхотства и любительного общения, и живые и умершие, — не разгораживаясь пополам умиранием».

 «Участь их решена». — Участь отшедших не считается решенною до всеобщего суда. Дотоле мы никого не можем считать осужденными окончательно, и на сем основании молимся, утверждаясь надеждою на милосердие Божие.

Усопшие не вдруг свыкаются с новою жизнию. Даже и у святых некое время держится земляность. Пока-то она выветривается, требуется время большее или меньшее, судя по степени земляности и привязанности к земному. Третины, девятины и сорочины указывают на степени очищения от земляности. Есть догадка, что сии три, девять, сорок — соответствуют каким-то поворотам в образовании младенцев в матерней утробе. Видения были... и они благонадежнее в определении, чем наши догадки. Догадки — шаткое дело. Я думаю, что видения только подтвердили, а дело уже было в ходу в Церкви Божией, — и было от апостолов.

Вы добре говорите, что любите молиться за усопших. И продолжайте любить. Мы не можем не поминать родителей, братьев, сестер, родных и знакомых. И как ни кричи умишко «Почему?»... сердце все будет свое делать — поминать.

 

Состояние людей по преставлении тела

Милость Божия буди с вами!

Нельзя не поскорбеть — такова уж душа наша, — но в меру и притом небольшую.

Что главное у человека, тело или душа? Душа — главное. Когда душа жива — и человек жив.

А когда умирают, что умирает, душа или тело? Тело, а душа остается жива.

Стало быть, умершие — живы, живы и ваши родители. Они только отлучились от вас и стали жить в другом месте.

Туда же и вы в свое время перейдете, — и увидитесь. Разлука у вас — только временная. Потому и говорю, что не поскорбеть нельзя, только немножко, как скорбят, когда выезжают из дома в школу.

Так случилось у нас, что умерших мы воображаем такими, какими они были, когда лежали на столе в гробу... и затем — как они в могиле, и даже причитываем: «Как тебе там темно, как тебе там сыро...» А между тем тут совсем нет тех, кого оплакиваем. Они в другом месте и даже около нас — только в другом совсем виде.

Они и общение с нами продолжают, прямо с душою, а мы того за хлопотами не чуем. Так, вместо скорби, бесполезной для родителей ваших и вредной для вашего здоровья, извольте, воображая их живыми, вести с ними душевную беседу. И это не всегда будет мечта, а иногда будет сопровождаться действительностию, ибо они бывают с вами...

 

Крест загробный

<...> Но, слава Богу! Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире (1 Ин. 4, 4). Почему, коль скоро в нас — Этот Больший, — нечего бояться. Умершему дают в руки крест. Тут большой смысл!.. — Сила победная! Но ведь рука сия уже не поднимется на поражение... и крест силен там другой. Кто в продолжение жизни вообразил в себе самом крест подвигами и делами самоотвержения, — тот сам есть крест победный. Имеется ли основание вас почесть такою — распятою со страстьми и похотьми

или нет, — извольте решить сами. Разложите архивные записи (память), пересмотрите все и решите своим судом совестным. Если чаете, что получите благоприятное себе решение, — добре... А если нет?! Этому «нет», думается, места нет. Не забывчив Бог, чтоб забыть пройденное вами и подъятое...

А что допускалось не Божие — то смыто слезами покаяния и не видится уже и не читается более — в книгах животных. Светел да будет упованием лик души вашей, и благонадежно воззревание мысленно на Господа, благоволительно Взирающего на вас, и готового простереть Десницу Свою всемощную приять вас... и перенести во мгновение ока пред Себя, а затем и на место ваше. Блажен путь, которым идете вы сейчас. Так как готовится вам место упокоения. — Буди! Буди! Заступница усердная! Всех нас заступи!

Хоть я говорю вам все о загробном, думается же мне, что вы еще скрипите... год-другой, а может быть, и совсем оправитесь. Но на все воля Божия да будет!



( 2 голоса: 5 из 5 )
320


Смотрите также
Подготовка к смерти – это подготовка к Жизни вечной
Как наилучшим образом подготовиться к вечности и перейти в нее
Можно ли побороть страх смерти?
Умереть, чтобы жить (Протоиерей Александр Ильменский )
Кому смерть не страшна (Нилус Сергей )
Разговор о смерти - это разговор о жизни

война